Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Зов природы или влияние культуры?

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Дид Хэтч
Фото Дид Хэтч

Читателям из России практически не знакомо имя Мередит Смолл: ее книги, речь о которых пойдет в этом обзоре, впервые переведены на русский язык и изданы. Последние месяцы 2015 года ознаменовались появлением в издательстве «СветЛо» двух новинок — монографий «При чем здесь любовь?» и «Дети».

Традиционно для данного издательства книги доступны в двух вариантах — более привычном бумажном и приобретающем популярность электронном (можно читать в приложениях на устройствах как с операционной системой Android, так и iOS). Как достаточно консервативный человек, получающий удовольствие от перелистывания не виртуальных страниц, я сделала выбор в пользу бумажной версии. Книги эти приятно держать в руках: они хорошо оформлены и качественно выполнены.  Невзирая на отсутствие твердой обложки, при аккуратном обращении издания не деформируются. Практически в каждой главе есть черно-белые фотографии, и многие из них сделаны самой Мередит Смолл. Издания сопровождаются внушительным списком использованной литературы. Повествование ведется от первого лица и сопровождается многочисленными примерами из жизни и работы самого автора. Мередит Смолл не лишена чувства юмора, она может донести сложные вещи простыми словами,  благодаря чему книги ориентированы на широкий круг читателей.

Автор книг — ученый-антрополог из Америки. Мередит Смолл специализируется не только на изучении людей, живущих в самых разнообразных условиях, она исследует и ближайших родственников человека — приматов, что позволяет прослеживать общие для наших биологических видов черты и иногда даже предполагать время возникновения той или иной человеческой особенности, а также условия, поспособствовавшие закреплению этих особенностей.

Произведения Смолл — это не руководства. «Дети» не типично родительская книга, а «При чем здесь любовь?» не пособие по теме «как выйти замуж». Читатели не найдут здесь алгоритмов формата «сделайте А, получится Б». Меньше всего в данных книгах советов и наставлений. Я прочитала именно исследования, благодаря которым задалась вопросами, и многие из них мне (и, уверена, я не одна такая) никогда не приходили в голову. Некоторые так и остаются без точных ответов: исследуя артефакты и иные раскопки, ученые строят много догадок, потому что есть аспекты жизни, не оставляющие вещественных доказательств.

Далее мне хотелось бы рассказать подробнее о каждой книге.

Мередит Смолл. При чем здесь любовь

Итак, первая книга — «При чем здесь любовь? Эволюция взаимоотношений полов». Мередит Смолл, опираясь как на свои исследования, так и на труды коллег-ученых, рассуждает о такой важной и такой деликатной теме как секс. Первые же абзацы введения сопровождаются вопросом об овуляции у человеческих женщин («Знают ли женщины и их партнеры-мужчины, когда происходит овуляция?»). Далее тема развивается, задается множество вопросов: отчего у женщин овуляция скрыта, а у самок многих видов приматов есть видимые невооруженным глазом признаки ее наступления? Как факт скрытой овуляции мог повлиять не только на половую жизнь мужчины и женщины, но и на отношения в целом?

Автор пишет о сложности разговоров о сексе в современном обществе, о табуированности темы секса с одной стороны и, с другой стороны, повсеместном педалировании этой же темы в средствах массовой информации. Люди сознательно пытаются дистанцироваться от животных, а сексуальные отношения — именно та область, которая зачастую стирает границу между биологическими видами.

Первая глава книги посвящена непосредственно вопросам эволюции. Мередит Смолл предлагает окунуться в то далекое прошлое, когда существовали единые предки современных людей и прочих приматов. Объем мозга первых прямоходящих был в три раза меньше, чем у человека. С течением времени этот показатель постепенно возрастал, и на данный момент мозг в среднем занимает 1200 кубических сантиметров.

Взаимоотношения мужчин и женщин — как раз та область, которая не оставляет материальных свидетельств. Ученые, рассуждая о поведении древних людей, активно изучают обезьян, подчеркивая как сходства, так и существенные различия наших видов. Как жили наши предки: большими или малыми группами? Вели они оседлый образ жизни или кочевали в поисках пропитания?

Когда заходит речь о сексе и о браке, большинству жителей крупных городов представится типичная нуклеарная семья, состоящая из мужчины, женщины и некоторого числа детей. Вопрос брака идет бок о бок с таким явлением как моногамия. Смолл, опираясь на различные исследования, ставит под сомнения естественную моногамность человека, причем не только мужчины (ведь как раз мужчины часто говорят о своей склонности к полигамии), но и женщины, чью якобы природную верность одному партнеру зачастую не подвергают сомнениям. Существует расхожий бытовой стереотип, будто «мужики по своей природе полигамны», поэтому супружеская неверность для мужчин биологически обоснована. Однако если обратиться к данным биологии, выясняется, что внутри одного биологического вида не может быть, чтобы один пол был полигамным, а другой моногамным. Полигамия свойственно человеку как виду в целом. Но даже если согласиться с тем, что человек изначально полигамен, нельзя отрицать тот факт, что на каком-то этапе моногамные отношения стали преобладать. Почему это произошло? Что вынудило человека пойти наперекор природным установкам? Вопрос защиты территории и источников питания от других взрослых особей или необходимость участия нескольких взрослых в процессе взращивания чрезвычайно зависимых и уязвимых младенцев? Сыграл ли в формировании моногамного образа жизни свою роль факт скрытой овуляции? И настолько ли верны своим партнерам современные люди?

Целая глава книги посвящена обоснованию с точки зрения биологии не просто целесообразности занятия сексом, но и огромного желания большинства людей с той или иной периодичностью вступать в половые отношения. Объясняются физиологические процессы, происходящие с человеком во время сексуального возбуждения: какие гормоны вырабатываются, как ведут себя сердечно-сосудистая и дыхательная системы. Задумывались ли вы о том, что отличает сильно испугавшегося человека от человека, желающего вступить в сексуальный контакт? Оказывается, практически ничего.

Отдельно и очень подробно рассмотрены вопросы женской и мужской сексуальности и физиологии.

Говоря о функционировании организма женщины, нельзя не рассказать о менструальном цикле. Приводятся чрезвычайно интересные факты о том, что, оказывается, на цикл можно влиять, не вступая при этом в непосредственный контакт с кем-либо: циклы практически синхронизируются у женщин, живущих вместе (например, соседок в общежитии) и подруг. И мужчина, просто живущий рядом с женщиной, способствует установке более стабильного менструального цикла. Насколько сексуальное желание у женщин зависит от фазы цикла? Не свидетельствует ли наличие менструального кровотечения о том, что женщине естественней быть полигамной? Есть ли с точки зрения эволюции смысл в женском оргазме? Какая связь между рушащимся домом и мужским оргазмом? 225 миллионов сперматозоидов — это много или нет? В монографии также рассказывается, как и по каким причинам меняется качественный состав эякулята.

Для меня самыми интересными являются те моменты книги, где показано, как эволюция и естественный отбор сталкиваются с человеческой культурой. Многое из того, что пытаются представить естественным для человека, является всего лишь нормой нашего времени. По статистике, у мужчин в течение жизни партнерш для секса больше, чем партнеров у женщин. Но существует предположение, что связано это отнюдь не с человеческой биологией, а со стереотипами, которые активно навязываются с самого детства в современной западной культуре, которая, несмотря на громкие заявления о равенстве полов, является в значительной степени мужской, патриархальной.  

Мередит Смолл повествует о вопросах выбора партнера. Что в большей степени отражается на этом выборе, генетическая программа или давление общественности? Существует ли некая универсальная красота и какие критерии называют важными женщины и мужчины, ищущие партнера? Автор пишет о компромиссах, на которые зачастую приходится идти тогда, когда Томы Крузы и Джулии Робертс в дефиците (а такое происходит повсеместно).

Говоря о сексуальности человека, сложно обойти вопросы, касающиеся гомосексуальных отношений. На основании чего человека можно назвать гомосексуалом? Автор приводит множество примеров, в которых люди вступают в отношения с представителями того же пола, но истинных гомосексуалов в них нет. Рассказывается об обычаях (кажущихся нам как минимум странными и как максимум — дикими) некоторых племен, где однополые связи приемлемы и не осуждаемы в течение определенного жизненного периода, по прошествии которого мужчины женятся и живут вполне традиционной жизнью. Рождается ли человек гомосексуальным или становится таковым в течение жизни? Может ли гомосексуальность быть гормонально или генетически обусловленным явлением?

Последние страницы книги «При чем здесь любовь?» посвящены современным проблемам и течениям: сексу в виртуальном пространстве, влиянию ВИЧ на половые отношения в целом и вопрос предохранения в частности. Кто они — люди будущего? Яйцеголовые умники и умницы, искушенные в современных технологиях, умеющие контролировать репродуктивные процессы? С точки зрения биологии, вряд ли. Ведь в процессе эволюции выживают те, кто занимается сексом и рожает детей. Но в то же время человек подчиняется не только биологическим импульсам, но и культурным установкам.

Мередит Смолл. Дети

Вторая книга, о которой я хочу немного рассказать, называется очень просто — «Дети». Немного понятнее, о чем пойдет речь, становится из подзаголовка: «Как природа и культура формируют наши подходы к воспитанию».

Удивительный факт, о котором я никогда не задумывалась: ни у одного биологического вида на Земле нет периода детства. Детеныши рождаются, питаются материнским молоком и становятся… сразу подростками, многие из которых уже способны размножаться. Вдумайтесь: только у человека период детства занимает много лет!

Интересно также то, что большая часть книг, написанных психологами и врачами и посвященных вопросам взаимодействия с детьми, рассказывает об очень малом количестве детей, живущих на нашей планете. Они повествуют о том, как растут и развиваются американские и европейские малыши, чьи родители — представители среднего класса. Большинство же земных детей обитает в абсолютно других условиях, воспитывается под влиянием других культурных норм, для них принятые у нас нормы — сферический конь в вакууме.

Книга построена очень интересно и удобно: сначала некое явление описывается с точки зрения цивилизованного западного человека. Затем предлагается альтернативный взгляд: как ведут себя люди, которых практически не коснулась цивилизация? Мередит Смолл описывает американские реалии, в которых живет ее семья и где считается верным целенаправленно развивать детей в специализированных заведениях под руководством обученных людей. «Детский сад — это миниатюрная версия того посыла, который западная цивилизация внушает всем нам как гарантию успешной жизни общества: нужно быть независимым, самодостаточным и при этом работать совместно с другими, делиться, слушаться и подчиняться властям».

Как живут люди, когда детских садов с воспитателями нет, многоквартирных домов нет и даже нуклеарной семьи нет? Когда также отсутствует цель искусственно создать группу детей строго одного возраста, чтобы развивать ее маленьких обитателей в соответствии со стандартами. Когда каждый житель поселения знает всех своих соседей. Оказывается, многое отличается от одного племени к другому. Где-то от детей практически не требуется выполнения работы, где-то уже трехлетние малыши вовлечены в деятельность. Оказывается, очень часто у представителей традиционных культур подросшие дети активно помогают родителям присматривать за младшими братьями и сестрами. Более того! Существует гипотеза, смысл которой сводится к факту, что наличие у человека длительного периода детства обусловлено с точки зрения эволюции! Возможно, как раз благодаря детям, участвующим в жизни семьи, не отстраненным от домашних обязанностей, матери могли произвести на свет последующего ребенка, таким образом передавая свои гены снова и снова.

Отдельная глава отведена для обсуждения вопросов, связанных с ростом. Известно, что люди в течение жизни растут неравномерно: клетки делятся с разной скоростью. Кроме того, на процесс роста оказывают влияние гормоны. Подробно описан процесс созревания центральной нервной системы и влияние питания на рост детского организма.

Наш вид отличается от всех других животных на Земле в том числе наличием речи. Человеческие малыши, едва появившись на свет, слышат речь, обращенную непосредственно к ним или к кому-то еще. В течение нескольких лет дети постигают язык… Можно ли влиять на развитие ребенка с помощью общения? Почему российские петухи говорят «ку-ка-ре-ку», а пуэрториканские — «ки-ки-ри-ки»? Как общаются с детьми (и от имени детей!) представители других культур? Интересно, что существуют народы, где матери практически не разговаривают со своими малышами: считается, что чрезмерное внимание взрослого порождает у ребенка эгоизм.

Дети стремятся познавать мир, они понимают и широко используют различные символы, подражают окружающим, решают разнообразные задачи и накапливают опыт. На определенном этапе ребенок дорастает до осознания того, что окружающие наделены разумом. Это открытие — ключ к такому явлению как эмпатия. Познание окружающей действительности идет бок о бок с вопросом обучения. Как происходит обучение в племенах охотников и собирателей? Почему в Израиле считается, что воспитанием должна заниматься община, в Японии делается акцент на формировании социальных навыков, а в США детский сад воспринимается как образовательное учреждение? Как меняется жизненный уклад в племенах, где дети начинают ходить в школу? Какова цена набирающего популярность развития с пеленок?

В книге поднимается множество интересных тем: социализация, становление нравственности, влияние уровня жизни на процесс социализации, дисциплина. Смолл повествует о вопросах и пола и гендера, о различиях в воспитании девочек и мальчиков как на Западе, так и в других странах, о зачастую навязываемых извне гендерных ролях.

Как известно, любой человек сталкивается со сложностями в каждом периоде жизни, и детство, увы, не исключение. Как длительный стресс может повлиять на развитие детей? Какие дети находятся в группах риска? Нуклеарная семья, столь распространенная в цивилизованных странах, действительно является оптимальным вариантом для гармоничного развития потомства или все же маленьким людям комфортней среди большего числа родственников? Почему в одних культурах больше ценятся девочки, а в других рождение мальчика вызывает неподдельную радость? Отчего до сих пор существует жестокое отношение (вплоть до убийств) к детям — явление, абсолютно лишенное логики с эволюционной точки зрения? Оказывается, существуют дети, способные практически без последствий перенести очень серьезные жизненные потрясения.

В конце монографии «Дети» автор пишет о том, что  практически любое вмешательство системы в процесс обучения и воспитания детей влечет за собой какие-то негативные последствия для привычного функционирования семьи. С чем приходится смиряться родителям, вынужденным отдать ребенка в детский сад? Что кроме знаний приносят школьники из учебного заведения?

Мередит Смолл считает, что в Америке культура не является дружественной по отношению к детям. К сожалению, ровно то же я могу сказать и о России. Я повсеместно наблюдаю желание отгородиться от детей, сделать их невидимыми, «для их же блага» устраивать резервации, проводя четкую границу между миром взрослых и миром детей. Поэтому вывод автора о том, что при подобном положении вещей в проигрыше оказываются все, полностью разделяю и присоединяюсь к вопросу: «Не все обязаны рожать детей, но разве не замечательно было бы, если бы все в какой-то степени могли радоваться тому, что они есть?»

Дарья Малынова
18-01-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети