Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

«Каждая должна решать за себя»

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото: Хубба Бубба
Фото: Хубба Бубба

Не секрет, что наше общество нетерпимо к меньшинствам. К людям с отличиями. Например, к людям с особенностями здоровья. Степень этой нетерпимости может сильно колебаться в зависимости от диагноза. Негативное общественное мнение, подчас, может ощущаться настолько сильно, что это сопоставимо с влиянием на жизнь человека самой болезни.
Виктория Лебедь взяла анонимное интервью у человека с эпилепсией: о беременности в условиях психологического давления и трагических последствиях врачебной ошибки, об учебе в медвузе и о профессиональной мечте.

— У вас была, мягко говоря, непростая беременность?
— С точки зрения медиков — точно непростая. Я регулярно бегала в женскую консультацию, к своему врачу-эпилептологу, сдавала анализы, советовалась в институте с преподавателями… Очень хотелось подстраховать себя. Но при этом я была очень активной, бодрой такой беременной — как с плаката. Я еще ждала в ЖК сколько нужно всегда — никогда не ругалась, всегда улыбалась.

— Но что-то пошло не по плану?
— Да, я недавно попыталась восстановить хронологию событий. Раз уж никаких документов не сохранилось. Я пришла сдаваться довольно рано, на 7-8 неделе. Врач ничего не сказала, прикрепила. Потом я пришла с мамой вместе, меня осмотрели, обсудили все риски. Мне назначили фолиевую кислоту, очень долго расписывали, какие у меня риски — и такие пороки, и такие. Я узнаю, что беременна двойней, пишу мужу смс. Врач улыбалась, написала мне на листочке дозировку в 5 мг и отпустила.
Пью фолиевую в дополнение к лекарствам (я пила куча разных адаптогенов в зверских дозировках и два противосудорожных препарата). Начинаю понимать, что тянет живот, но решаю врача лишний раз не дергать. Приезжаю на 10-й неделе — на УЗИ один ребенок. Получаю порцию едких комментариев: "Одного даже легче носить", "Значит, там был больной ребенок, тебе нужен инвалид?" В какой-то момент между тянущими болями и потерей я звонила докторке, она назначила ношпу и папаверин в свечах, мол, у всех тянет, терпи.

— Это же как-то очень много, нет — 5 мг?
— На самом деле, рекомендованная дозировка для беременных 400-600 мкг, 5 мг два раза в день меня смутило еще тогда, но… это же коллега, как она может мне навредить?

— По 5 мг два раза в день — то есть в день по 10?
— Мы же усиленно спасали детей от дефектов нервной трубки.

— Как вы считаете, это был сознательный поступок или ошибка?
— Она, скорее всего, просто не знала, что такая дозировка может повредить. Повышенные дозировки на самом деле назначают при приеме противосудорожных, особенно вальпроатов, потому что есть мнение, что эта группа лекарств формирует дефицит фолатов. Но все это я узнала уже потом. Речь в "повышенных дозах" идет об 1 мг, не больше.

— Как вы приняли известие, что теперь у вас только один ребенок?
— Я не помню. Мне кажется, я тогда слезами наплакала целое озеро, но легче почему-то не становилось. Такое жуткое чувство — ты сделала не все, ты не уберегла. Муж до сих пор переживает, он не принял эту новость.

— Вы считаете, что могли предотвратить потерю? И муж так считает?
— Наверное. Если бы я не стала так слепо подчиняться — я бы смогла. Муж долго уверял меня, что "так лучше", "а вдруг там аномалия".

— То есть вы думаете, что нужно было перепроверять всю информацию за всеми врачами?
— Да. Это обычные люди, никто не застрахован от мудака, неграмотного специалиста или просто спешащего домой человека.

— Но до беременности вы так не думали?
— Даже не до беременности. У меня так совпало, что примерно в это же время у меня вели занятия два преподавателя, не совсем формально подающие знания. Один вел акушерство, другая вела пропедевтику детских болезней. Вот с них-то и начало включаться критическое мышление. Но, увы, слишком медленно.

— У меня не выходит из головы эта фраза: "Тебе нужен инвалид?"
— Такое продавливание, да. Чтобы я сразу согласилась — да не нужен, все прекрасно, спасибо за чудесное избавление.

— Откуда это "знание", что если ребенок умер из-за лошадиной дозы препарата, то он был "недостаточно здоров"?
— Мне кажется, нужно было что-то говорить, а сказать особо нечего было. Не могла же она сказать — "ой прости, это мой косяк".

— Какие обычно эффекты у передозировки фолиевой кислоты? Нас же все время пугают ее недостатком.
— На самом деле, очень много женщин входит в "угрожаемые" по недостатку фолиевой кислоты, но не на таком уровне, как любят говорить СМИ. Симптомы передозировки варьируются и женщины редко распознают их как "передозировку" — кто из нас не пил витаминные комплексы и фолиевую отдельно, естественно, по совету врача? Это тошнота, иногда рвота. Зуд, высыпания на коже. Метеоризм, нарушения всасывания в кишечнике, боли в печени. Нарушение дыхательного ритма и чувство "давления" в груди То есть, если мы посмотрим — обычный токсикоз, все окей.

— Ваш муж сначала пытался сделать вид, что ничего страшного?
— Муж, мне показалось, никак не отреагировал сначала. Потом он начал говорить, что надо ее наказать, судить, убить и так далее. Потом разговоры прекратил и на мои попытки поговорить о наших ощущениях начал резко отвечать: "Хватит обсуждать, иди к психологу уже".

— Вы рассказывали кому-то из родных?
— Да, знают все родные, но мы никогда не обсуждали. Моя мама была согласна с докторкой, так что у моих родителей "нечего ловить".

— Что было дальше, после того как вы узнали о потере?
— Дальше мы улетели отдыхать — у нас была свадьба как раз через некоторое время. Мужа накрыло на отдыхе — я помню момент, когда проснулась ночью в отеле и вижу, что он сидит у ноутбука и трясется то ли от рыданий, то ли еще от чего. Подошла, спросила, что такое. А он нашел какое-то исследование про мои противосудорожные препараты и их влияние на лактирующих и беременных крыс. Мол, они страдают! Не чувствуют себя мамами! И крысята рождаются больными и слабыми. А потом я закрутилась в учебе, особо не было времени на рефлексии.
После кесарева меня ужасно накрыло. Я была так рада, что дочка родилась, но было так… грустно? печально? стыдно? тяжело? Не могу подобрать слова. Хотелось выть. Постепенно это все прошло, я сумела себя уговорить, что с двумя-то уж точно бы не справилась.

— Было трудно с одной?
— Нет, дочка почти во всем "подарочная", что называется.

— Врачи знали, что была потеря. Это обсуждалось во время беременности, до и после кесарева? Или нет?
— Не знали, в карте докторка очень аккуратно все подчистила, убрав страницы.

— То есть в карте значилось, что беременность одноплодная с самого начала?
— Да. Очень удобно получилось, что я уже после потери попала на первый скрининг, там видели один плод, все записали.
Я свою докторку видела в апреле на конференции акушеров-гинекологов. Сначала хотелось подойти и высказать ей все, уничтожить прилюдно. А потом я поняла, что я сильнее, не доставлю ей удовольствия видеть мои эмоции, мою боль, пусть и пережитую. Вежливо улыбнулась и поговорила.

— Слово “эпилепсия” пугает многих.
— Я подумала — вообще женщине с эпилепсией забеременеть в нашем обществе невероятно тяжело из-за стереотипов. Они везде. Больная, псих, слюна течет — ну кого ты родишь? Постоянный прессинг, вопросы про аборт. У меня мужа ужасно смущает мой диагноз, мы никому не рассказываем из его родственников. Смешно, его не пугает слово "мигрень" или "тонзиллит", но вот эпилепсия — все, о боже мой, мы все пропали.

— Что тому причиной, как вы думаете?
— Стереотипы, недостаток информации. И нежелание воспринимать новое. Я помню лицо акушера, докторки, которая мне втолковывала, что я с таким диагнозом убью себя, убью ребенка, убью бригаду! Вообще все плохо кончится. Почему у меня должны случиться судороги в родах — никто не объяснил, но они обязательно бы случились.
Нам как-то на кафедре неврологии парень-интерн рассказывал, что люди с эпилепсией умственно неполноценны, не могут иметь детей, не выходят замуж и не женятся, недееспособны, не могут работать на тыще работ, вообще не могут работать и — кончают жизнь в ПНД. Никогда не забуду взгляды своих одногруппников.

— То есть даже врачи не знают ничего об этом и боятся на всякий случай. Вариант естественных родов всех так пугал, что его даже не рассматривали?
— Да, я попробовала заикнуться, лечащий врач сначала одобрил, но потом его быстро переубедила моя мама. Она вроде и позаботиться хотела… Но очень уж по-своему.

— Вы учились когда родилась дочка. Удалось закончить обучение?
— Десять дней я никуда не ходила, потом вышла на учебу. До полугода училась, даже сессию на пятерки сдала. И ушла в декрет. В этом году я заканчиваю, получу диплом и пойду в интернатуру. Дочь подросла, стало легче — она пошла в садик и учиться мне стало сильно проще.

— Кто вы по специальности?
— Сейчас я учусь на специальности "педиатрия", но планирую уйти в гинекологию, акушерство. Я чуть было не попрощалась с этой мечтой из-за диагноза, но меня переубедили. (Улыбается.)

— Попрощались с мечтой, потому что была идея, что может быть приступ на чужих родах?
— Да. Хотя я беременная была в родзале очень часто и было все хорошо.

— О стереотипах вы рассказали. Какова на самом деле ваша жизнь? Как-то влияет на нее синдром?
— Жизнь почти не отличается от жизни других. Только я везде вожу с собой таблетки или стараюсь вернуться домой на ночь, чтобы их выпить. Стараюсь не ходить на дискотеки, не смотреть лазерные шоу — болит голова, глаза. Стараюсь не сидеть у монитора долго, чтобы не уставала шея. То есть все примерно обычно. Конечно, вальпроаты сильно повредили печень, я стараюсь не пить парацетамол и не употреблять алкоголь.

— То есть это далеко не так, что шла-шла по улице и вдруг безо всяких причин упала, и поэтому нельзя никуда выходить одной.
— Нет, у меня не так. Жить одной — можно. Учиться — можно. Детей — тоже можно. Я даже ездила одно время автостопом, но после изнасилования перестала.

— Вы пережили еще и изнасилование…
— Муж, когда мы познакомились и я все рассказала, разозлился и сказал, что я хочу от него избавиться. Но да, пережила.

— Избавиться от него рассказом об изнасиловании? Он объяснил логику этого умозаключения?
— Я решила ему сразу все выложить, так как очень боялась, что расскажет кто-то другой. Он сказал, что это выглядело очень надуманно и он испугался.

— Что вы чувствовали, встретив такую реакцию?
— Я повернулась и ушла. Но он меня догнал. Я подумала: “Черт, я выкладываю тебе всю мою жизнь, всю! А ты говоришь, что я хочу от тебя избавиться? Отлично!” Если бы я хотела — я бы просто ушла. До мужа я встречалась с двумя мужчинами, особо ничего не нужно было придумывать — просто уходила и все.

— Расскажите пожалуйста о своей мечте об акушерстве.
— Я помню свой первый опыт. Видела, как появляется ребенок и как это меня восхитило. Тогда я была сторонницей роддомовских родов на 100%, никаких отступлений. Потом я видела много рождений, много кесаревых и не уставала восхищаться чуду рождения. Это так смешно звучит сейчас. Но я помню, как роженица меня попросила: “Посиди со мной, с тобой так хорошо…” Много лет спустя я вспоминала эту девушку, Татьяну, сдавая экзамен на послеродовую доулу.

— Вас не пугает, что придется работать в системе?
— Система не пугает — как и все в мире, она податлива. Нужно только время. Нужны силы. И акушерская наука, несмотря на все наветы, находится на передовых позициях относительно той же педиатрии, например. Можно убедиться в этом, рассмотрев медицинские журналы для акушеров-гинекологов "Статус Презенс" и журналы для педиатров "Педиатрия им. Сперанского". С конференции "статуса" и началось мое путешествие в акушерство. Я почувствовала себя в своей тарелке — вот мои коллеги, вот моя гавань! Такую науку я люблю! (Улыбается.)

— Такую — какую? Что в ней особенного, если в двух словах?
— Гибкую, полную доказательств и свежих данных, с отсутствием рекламы. Безо всяких "ставьте в зад наши свечи, это самые свечные свечи".

— Вы говорите, что были сторонницей роддомовских родов на 100%. Что сейчас вы думаете об этом?
— Я считаю, что каждая должна решать за себя.  

Я не могу найти хорошего, даже просто нормального варианта соседства роддома и политики невмешательства. Это возможно только при полном уходе нынешнего поколения врачей на пенсию, и переломе системы обучения акушеров-гинекологов буквально "об колено".

— Если каждая решает за себя, то врач перестает быть спасателем.
— Я вообще против этой роли у врача. Как только хочешь нанести добро и причинить пользу, тут из тебя и лезет всякое… такое. Ты понимаешь, что твое добро особо никому не надо и они почему-то сопротивляются!

— Напоследок хочу спросить, как вы думаете, может ли конкретная акушерка принять в роддоме роды так как хочет женщина, без вмешательств? Возможно ли это в принципе, с учетом состояния системы? Не сделать весь роддом прям доброжелательным к женщине, а принять одни конкретные роды?
— Акушерка ограничена только стандартами медицинской помощи, как и все мы, но против отказа мы поделать ничего не можем. Не помешало бы знание психологии, но ей отведено постыдно малое количество времени в вузе. Но в принципе да, это реально.

07-10-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети