Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Улитка с улитенком

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Софьи Гиззатуллиной
Фото Софьи Гиззатуллиной

Чуть больше года назад я ходила большой довольной улиткой, ела любимые фрукты, ягоды и молочное и надеялась, что мама куда-нибудь уедет ровнёхонько на то время, когда малышу захочется родиться. Муж ласково обнимал меня и называл большой ползущей улиткой, потому что ходила я раз в десять медленнее, чем раньше.

Субботним вечером я проводила мужа в путь на другой конец города и уселась с рукоделием, чаем и бутербродами смотреть фильм. И вот тут-то, во втором часу ночи, и начались мои роды…

Я нашла карандаш и кусочек бумаги с стала записывать поминутно схватки и их длительность. В первый же перерыв позвонила мужу и обрадовала: "Накрылась твоя баня медным тазом. Все, началось. Малыш решил родиться". Схватки были с самого начала каждые 4-5 минут и столько же длились. Дышать, как было написано в шпаргалке, отданной сестрой, не помогало совсем. Я вспомнила певческие упражнения и стала растягивать звуки всё ниже и ниже под тибетские мантры, доносящиеся из динамиков. Долгое время помогало. В перерывах между схватками я вела дружескую переписку.

Муж пролетел через весь город за сорок минут на общественном транспорте, хотя в другое время дорога оказывалась в два с половиной раза дольше. Организм прочистился сам. Жаль было бутерброды… они мне понравились. Ранним утром позвонила знакомой, живущей рядом, попросила помочь мне в родах (приносить воду и не пускать ко мне никого чужого).

Но не тут-то было. В восемь утра мама проснулась и, услышав моё "пение", вызвала "скорую". Вот когда не сбылись мои надежды. Я просила мужа не отдавать меня врачам и отказывалась ехать в роддом. Мама у меня "танк". Переубедить её или переспорить для меня невозможно. Она упёрлась в необходимость “стерильных условий” и медицинской “помощи”. Меня отвезли в роддом.

Дорога через весь город, по кочкам, без возможности смотреть в окно. Меня укачивало. Сидеть было больно, лечь невозможно. Схватки продолжались. Я держалась за поручень, сидя на краешке чего-то рядом с дверью, хватала мужа за руку. Я была расстроена и потеряна: как так, меня везут куда-то без моего согласия. Чувствовала себя маленькой девочкой, которую опять ведут в детский сад, где, как в детстве, дети будут опять бегать за мной с битыми стёклами, найденными в кустах у ограды, и нельзя самой уйти домой, и будут давать противную еду…

В роддоме какое-то время пришлось ждать. Я стояла, оперевшись на мужа, "пела", всё еще надеялась, что меня вернут рожать домой. Медики заставили лезть на кресло, потом раздеваться совсем, дали какую-то "паутину" вместо одежды, заставили заполнять какие-то бумаги (соображала я через раз) и отвели на верхние этажи рожать.

Если бы не поставили капельницу и не ввели окситоцин, из-за которого так-таки порвалась шейка матки, можно было бы считать роды вполне удачными. Только не давали перевернуться даже на бок, удерживая меня за стопы. Напугали кесаревым, если не ввести окситоцин. Не дали ребёнку пососать грудь сразу и даже позже по моей просьбе только сделали вид — подержали в воздухе надо мной. Пережали пуповину сразу, хотя я просила повременить на пару минут. Больше всего меня возмутила фраза акушерки: "Нам нужен от тебя здоровый ребенок". Ещё чего! Это моё дитя и никому я его не отдам!

Ребёнок родился здоровым и звонким. От всех прививок я сразу же написала отказ. Медики-перестраховщики положили кроху под лампу, заподозрив желтуху. Персоналу в роддоме до меня было, как до лампочки: никаких объяснений, никакой помощи. И никого было не найти, когда среди ночи малыш заходился криком два часа кряду, а я бегала с ним по коридорам. В роддоме в глаз ребенку попала инфекция, и пришлось её лечить. Почти две недели лечили, пока как-то во время переодевания малыш не пописал случайно сам себе в глаз, и вся болезнь прошла уже через две минуты.

В день выписки всё было суетно, но терпимо. Трудности меня ждали на следующий день, когда все уехали на поминки моей бабушки, а я осталась дома одна с пустым холодильником и кричащим ребенком. Кладёшь в кроватку — плачет, берешь на руки — успокаивается на пару минут и снова плачет. Ни причесаться, ни поесть, ни приготовить еду — ничего не сделать. А крик у дитя такой, что всё звенит, и голова отключается, остаётся только одна мысль: что надо сделать, чтобы кроха успокоился? Уже сытый, чистый, в тепле, у мамы на руках…и всё равно плачет! Помогла советом соседка: свари себе кашу попроще, а ребенка на руках так и держи.

Первые три месяца малыш буквально жил на мне, не выпуская сосок ни на минуту, если только я не перекладывала его на другую руку и давала уже другую грудь. Спать в своей постельке от отказался, пришлось подкладывать его себе под бок, чтобы хоть немного спать по ночам самой. Режима дня у него не было совсем до 4-5 месяцев: проснулся, пососал, уснул с соском во рту, поиграл "поймай сосок", посмотрел на погремушку и опять жить на маме. Купаться тоже только с мамой в обнимку, потому что без неё страшно (и звонко-громко уже маме).

До глубокой ночи мог малыш мучиться плачем до хрипоты. Ходить, качать, обнимать, предлагать грудь — ничто другое не действовало. В поликлинике ничем не помогли. Когда выяснилось, что дельных советов там не дождёшься, а мозги врачи начинают мыть на свои темы, да и с педиатром мы разных представлений о ребенке придерживаемся, мы с мужем решили обходить поликлинику стороной.

Помог слинг. Сильно помог, когда понадобилось гулять и выходить из дому за бумагами. Потом слинг помог рукодельничать, когда малыш хочет сосать, а я уже устала держать его на руках. Муж обнимал и называл меня улиточкой, несущей наше сокровище.

За этот год мы пережили многое: ночные колики, режущиеся зубки, частые падения (когда малыш осваивал новый способ передвижения), детский насморк, лактостазы с температурой 39, отсутствие сил, времени, денег, работы у мужа… всего не упомнишь.

Муж спасал меня, отпуская часок полежать без дитя, разминая мою спину и руки через день. Если бы не его поддержка и забота, я боюсь себе представить саму себя. Тогда у меня не было ни сил, ни  возможности отложить малыша, чтобы приготовить что-то сложнее каши или макарон. Он только однажды, как всегда вернувшись с работы к полуночи, сердито заметил, что картошку можно было бы и сварить.

На встречах кормящих я узнала о педагогическом прикорме, что сильно облегчило мне жизнь — никакой лишней готовки. Все новости о физиологии развития ребенка я узнаю от подруги, у которой малыш на 2 недели младше моего. Я научилась пользоваться слингом по каждому случаю, сшила сама себе май-слинг по образцу подруги. Научилась делать материнский массаж младенцу, мыться натуральными средствами, безвредными для ребенка, так как мыться приходится вместе с ребенком до сих пор. Научилась готовить супы и пироги, находить минутку для общения с мужем. А самое главное — верить в нашу семью и справляться с домашним хозяйством в самых минимальных объемах.

Я очень благодарна своему мужу, который делит со мной работу по дому и поддерживает в минуту слабости, изо всех сил старается заработать хоть что-то, когда работодатель-заказчик не платит по два месяца.

Я очень надеюсь, что вскоре ситуация с семейным достатком улучшится и мы сможем вздохнуть свободнее. А через пару-тройку лет мы всё-таки обзаведемся своим собственным домиком и перестанем таскать всё самое ценное и нужное на себе, как улитки.

Анастасия Феоктистова
21-09-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети