Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

«Несчастные» современные дети

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Ирины Дукиной
Фото Ирины Дукиной

Судя по всему, каждое предыдущее поколение, считает последующее дефективным. Встречала чьи-то слова о том, что, мол, дети совсем испортились: постоянно читают книги. Очевидно, что автор высказывания жил много лет назад. В современном мире от таких родительских переживаний хочется отмахнуться, правда? «Тоже мне проблема! Дети читают – это же хорошо! Не за компьютером же сидят!» А я не сомневаюсь, что во времена, когда чтение только-только стало доступным широким массам, из-за читающих детей действительно переживали: они выглядели непривычно для родителей.

А сколько раз мне попадалась на глаза статья об играх, в которые мы играли в детстве и которые теперь якобы утеряны, и соответствующие комментарии: «Детство должно быть таким». Квинтэссенция — тоскливая “песня” о том, как раньше было хорошо и как сейчас стало плохо-плохо. И никто толком не объяснит, почему наши дети должны быть такими же как мы. Ведь мы не такие как наши родители: мы живем в совершенно ином мире, с иными техническими возможностями, иными ценностями. Да, возможно, многие из нас получили то самое дворовое воспитание, по которому ностальгируют авторы материалов об играх, и перспектива получения которого моими детьми меня, честно говоря, пугает. Кто воспитывает во дворах? Такие же дети или дети чуть старше? А могут ли посторонние дети и подростки – незрелые личности, не имеющие никакого жизненного опыта, – воспитать? На эти вопросы исчерпывающе отвечает Гордон Ньюфелд в книге «Не упускайте своих детей». Он очень хорошо пишет о безусловной родительской любви и ответственности – качествах, которых нет у дворовых «воспитателей».

Сколько ужаса в словах о том, что современные дети сидят в компьютере, ведут свои блоги и снимают ролики для youtube! Ко мне как-то на площадке подошла женщина и с упоением делилась: дочь ее знакомых в 9-10 лет вешает короткие видео о  себе в интернете!

«Кошмар! — говорила женщина. — Кому это интересно?!» Ее почему-то очень смущало то, что девочка переписывается в социальной сети и общается в skype. Я, честно говоря, пожимала плечами и вспоминала о том, как в детстве и подростковом возрасте часами болтала по телефону с подружками. Моим личным рекордом был шестичасовой разговор… Никого это не смущало. Поскольку поколения родителей и бабушек к телефону привыкли, подобный формат общения их устраивал и, собственно, воспринимался адекватно: дети контактируют. Чем в худшую сторону отличается от телефонной беседы диалог с использованием компьютера, веб-камеры и микрофона?

У меня появился компьютер в 7 лет (это 1994 год), а интернет – в 14. Мы с отцом по очереди резались сначала в supaplex, а потом в стратегии. Было интересно. Появление интернета значительно расширило горизонты. Кстати, в первую очередь в плане общения. Многие виртуальные знакомства плавно перетекали в реальную жизнь. С кем-то мы созванивались, с кем-то даже встречались. Всегда ли общение было успешным? Нет, травматичного опыта хватало. С моем будущим мужем, к слову, мы познакомились в интернете, в живом журнале. Забавно, правда? Мы десять лет проучились в одной школе (что уж может быть реальнее?), в параллельных классах, а узнали друг друга в виртуальном пространстве через полтора года после выпускного. На момент написания этой статьи мы вместе десять лет, у нас двое детей. Такой вот страшный интернет.

Безопасно ли виртуальное пространство? Нет. А так ли безопасно общение во дворе? Если да, откуда тогда выражение «попал в дурную компанию»? Откуда страшилки про дядек, обещающих показать котят и накормить конфетами и уводящих детей в неизвестном направлении?

Да, наша родительская обязанность – устанавливать фильтры. В случае реального взаимодействия это попытки оградить ребенка от физических контактов, которые кажутся нам нежелательными по той или иной причине. Когда общение виртуально, это «родительский контроль», то есть блокировка некоторых потенциально небезопасных ресурсов, где есть свои дядьки с котятами и дурные компании. Подрастая, дети научатся этот контроль обходить, причем формат общения неважен. Особого криминала я в этом не вижу: да, дети узнают, что родительские возможности не безграничны, что родители не всесильны. Мне думается, что в плане обеспечения безопасности, как в настоящий момент, так и в перспективе, очень важно наличие внутреннего стержня, когда «детские болезни», какими бы неприятными они ни были, проходят относительно легко. Ведь кто-то просто играет в сети, а кто-то огребает интернет-зависимость. Кто-то пару раз, или даже пару десятков раз, приходит домой в подпитии, усваивает этот опыт и останавливается на формате шампанского под бой курантов, а кто-то спивается или становится наркоманом.

Я верю, что родители играют большую роль в формировании этого внутреннего стержня. И люди, которых сначала воспитывали в яслях, потом в детском саду, потом во дворе и далее по списку, по-моему, находятся в группе риска. Воспитатели в яслях и в саду, учителя несут какую-то ответственность за детей? Наверно, за их физическое благополучие – да. То есть они приняли десять (в лучшем случае) человек, потом сдали всех десятерых родителям. Дети накормлены, у них не переломаны кости, они выучены тому, что предусматривает программа. Принимают ли эти посторонние взрослые наших детей безусловно? Нет. Они могут абстрактно любить всех, они могут выделять за какие-то заслуги (слушается, хорошо лепит шарики из пластилина, лучше всех рассказывает стишки на утреннике) конкретную Машу или конкретного Ваню. Но как родители любить они не могут. Это не значит, что воспитатели плохие. Просто они – на работе. Какая установка будет у ребенка? «Я хороший, если съем всю кашу»? «Меня любят, если я соответствую чьим-то представлениям о прекрасном»? Лучше Ньюфелда или Людмилы Петрановской я все равно не напишу. Если вас заинтересовала тема, прочитайте их книги: упомянутую выше «Не упускайте своих детей», а также «Тайную опору», «Если с ребенком трудно».

И еще мне кажется, что наши дети находятся в более уязвимом положении. Мои родители рассказывали, как они чудили, будучи подростками и студентами, я помню, как «развлекались» мы. Это было не всегда трезво, не всегда безопасно и далеко не всегда правильно. Однако фотоаппарат в нашей семье был один – это пленочная мыльница, которую использовали на праздниках и которую я брала на школьные экскурсии. Мобильный телефон у нас тоже был один, по тем временам современный: звонилка, отправляющая sms. Понимаете, к чему я клоню? Не было риска того, что о наших похождениях узнают третьи лица, что фотографии или видео выложат на всеобщее обозрение, что начнется травля в интернете. Я могла пожать плечами и соврать: «Не было такого!» И мне не то что стыдно за свое прошлое, нет… Но я рада, что оно не задокументировано. Современным детям – обладателям смартфонов и планшетов с очень раннего возраста – нужно быть более осмотрительными. И свой долг я вижу в том, чтобы объяснить детям границы допустимого в том числе при общении в интернете. Это требует определенного уровня осведомленности: хотя бы представлять, какое оно – сетевое общение. Держать руку на пульсе.

Стенания «раньше было лучше» ни к чему не приведут. Не было лучше. Иначе было. И наши дети – другие.  В чем-то им однозначно проще: поиск информации для учебы не отнимает кучу времени, не нужно высиживать часами в библиотеке и конспектировать, в интернете множество полезных ресурсов, фильмов и прочего. В чем-то детям сложнее.

Мне хочется избежать громких пафосных лозунгов. Каждый выбирает ту стратегию воспитания, которая кажется ближе и логичней. Я предпочитаю жить сегодняшним днем, не прошлым.

Дарья Малынова
12-11-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети