Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Районная поликлиника. Личного опыта нет

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Натальи Шиловой
Фото Натальи Шиловой

Несколько месяцев назад мы решили отдать ребенка в футбольную секцию, поскольку пробное занятие сын оценил весьма высоко. Как и во многих спортивных кружках, тренер попросил принести справку от педиатра, подтверждающую, что ребенку не противопоказаны нагрузки такого формата. Я позвонила в ближайший коммерческий медицинский центр, там мне сказали, что кроме осмотра врача ребенку нужно сделать также ЭКГ с нагрузкой. Это требование я сочла весьма логичным: во время бега нагрузка на сердце увеличивается.

Практика, однако, показала, что ребенок не в восторге от перспективы снятия ЭКГ. В клинику мы пришли всей семьей и уговаривали сына по очереди. В конечном итоге через час нервотрепки мой четырехлетний будущий спортсмен соизволил пройти обследование. Кардиограмму снимали в покое и с нагрузкой. Ребенку надо было сколько-то раз присесть. Муж рассказал, что в кабинете приседали все: ребенок с датчиками, собственно сам муж и даже врач. Справка была у нас в руках.

Во время одной из тренировок муж поделился с отцом одного из маленьких футболистов впечатлениями от наших хождений к медикам, на что тот ответил, что в обычной поликлинике эту справку выписывают безо всяких осмотров за тысячу рублей. Эту новость муж принес мне. Выслушав, я с изрядной долей сомнения сказала, что, мол, ага, нам-то дадут. Догонят и добавят. Одно дело когда у ребенка в этой самой районной поликлинике есть карточка и ребенка этого видят врачи. Пусть даже там миллион отказов от всего чего только можно. И совсем иной разговор – совершенно незнакомые люди, вдруг пришедшие с ребенком, тысячей рублей и просьбой оформить справку о том, что ребенок этот здоров. Ребенку около пяти лет, в поликлинике о его существовании никто не подозревает. Кем должен быть врач, готовый при подобных вводных данных написать справку? Ну, дураком, наверно. Или самоубийцей. На ребенке не написано, есть ли у него ранее не диагностированные пороки сердца. А если первая же тренировка закончится смертью, к кому будут претензии? К врачу, выдавшему «липовую» бумажку.

Обращаясь в коммерческие поликлиники, я прекрасно осознаю, зачем это все делается. Нет, не потому что в бесплатных очереди или врачи хуже. Исключительно из-за того, что за нас никому не придется отчитываться. Да и нам тоже не придется никому рассказывать о наших взглядах на жизнь. Мы сознательно не оформляем платную страховку (полис ДМС) и приходим тогда, когда считаем нужным, и туда, куда считаем нужным. Сегодня я нашла одного специалиста в одной клинике, завтра мне понадобился другой врач, и он принимает где-то еще. Сегодня мы ходим сдавать анализы в условный гемотест, завтра в соседнем доме торжественно открывается офис условного инвитро и мы перестаем посещать гемотест. И нам не начинают названивать из первой лаборатории или тем более ходить к нам домой и угрожать полицией, требуя написать отказы и сомневаясь в нашей родительской компетентности. Мне не нужно откуда-то открепляться и куда-то прикрепляться. В платной поликлинике или лаборатории нет плана, нет отчетов, нет  прививочного охвата, от нас не зависят чьи-то премии. Взбрело мне в голову отвести ребенка к офтальмологу, я позвонила и записала его сразу к профильному специалисту. Врач осмотрела ребенка, я оплатила оказанные услуги в соответствии с прайс-листом, сняла бахилы и увела сына домой. Мне не нужно стоять в очереди за талонами к терапевту, а потом рассказывать этому самому терапевту, что от него требуется только направление… В базе данных клиники сохраняется та информация, которая интересует врача узкого профиля. Никого не волнует место рождения моих детей, мне не нужно оформлять отказы от ежемесячных взвешиваний и слушать порции отборнейшего бреда о введении сока в три месяца и кормлении по режиму.

Давайте посмотрим на ситуацию другими глазами. Понимаю ли я педиатра из районной поликлиники? Да, более чем понимаю. Попробуйте вообразить себя на его месте. Вот вы сидите в кабинете, принимаете пациентов. Ваша премия зависит от того, дожмете вы условных Ивановых с необходимостью прививок или нет: прививочный охват. Вам надо заполнить тонну документации. Вы любите свою работу и в принципе верите в медицину. Вы убеждены, что роды – это процесс извлечения плода из матки и заниматься этим должны профессионалы. Вы верите в необходимость прививок и протоколы Минздрава.

Большинство родителей на вашем участке – нормальные, по вашему мнению, люди. Вы лично приходили к ним домой на патронаж после выписки ребенка из роддома, потом родители ходили к вам на профилактические осмотры, выполняли рекомендации и смиренно ели всей семьей арбидол. И тут как гром среди ясного неба появляются они – эти странные люди с недельным ребенком, которого вы впервые видите. Родители ребенка говорят, что роды проходили дома. Ни одной справки кроме свидетельства о рождении у них нет. Патронаж не приходил. У ребенка конъюнктивит. Что, скорее всего, начнет делать обычный врач обычной районной поликлиники? Убеждать в необходимости срочно госпитализироваться. Допустим, вы это и делаете. А родители ни в какую не соглашаются.

Может ли врач (в особенно врач, чьи взгляды диаметрально противоположны взглядам подозрительных посетителей) гарантировать, что перед ним не сектанты, которые свято верят в то, что лечиться чем-то кроме лопуха – страшный грех? Вы точно сможете удержаться от звонка в местные органы опеки и попечительства? Представьте самый худший сценарий: ребенок через пару дней умирает. Начинается шум-гам, разбирательства, полиция приезжает. У вас спрашивают:

— Были такие-то?

— Да, были вот, отказались от всего.

— А почему же вы не уговорили их? Почему не заявили куда следует?

— Как не заявили? Вот я позвонила в полицию и комиссию по делам несовершеннолетних, вот они приходили к ним такого-то числа, осмотрели жилище, поговорили с родителями и пришли к выводу, что родители вполне вменяемы. Вот к этим инстанциям и претензии.

И к вам как к врачу больше никаких вопросов. Вы выполнили свой гражданский долг.

Описанный выше случай с конъюнктивитом у недельного младенца происходил в моей семье. Да, я родила второго ребенка запланировано дома, у меня не было обменной карты из женской консультации, потому что я ни разу туда не ходила. Я, моя семья и мои близкие знакомые в курсе, что перед родами к нам приходила врач, она слушала фетальным допплером малыша. Она же пришла ко мне в промежутке между рождением ребенка и рождением последа. На второй день ребенка смотрела опытная неонатолог. При этом ни одной бумажки о проведенных осмотрах у нас не было: все на словах. Итак, с недельным малышом мы пошли сдаваться в платную клинику прямиком к педиатру. Педиатр совместно с окулистом назначили глазные капли, благодаря которым ребенок поправился. Ни одного вопроса о баллах по шкале Апгар, о количестве комнат в квартире, о наличии кровати с решетками, о прививках я не услышала. Поступил запрос – получен четкий ответ. Мне это видится оптимальной схемой.

Похожая ситуация, если взглянуть на нее со стороны врача районной поликлиники: объявляется семья. Двое детей, старшему 2,5 года, младшему 4,5 месяца. У старшего рентгеновское исследование подтверждает пневмонию, у младшего то ли бронхит, то ли тоже начинается пневмония. Да-да, и вводные данные те же: карточек нет, прививок нет, младший родился «в условиях антисанитарии». Спасибо, что хоть полисы ОМС получили! Врач буквально тянется к телефону, чтобы вызвать скорую, родители отказываются от госпитализации наотрез. Оформляют отказ письменно. И вот кто они – эти люди, которых врач видит впервые? В действительности нас и в платной поликлинике уговаривали лечь, и я уже морально готова была прокатиться со светомузыкой до инфекционки, чтобы написать отказы там и уехать домой. Спасла ситуацию та врач, которая лечила моего недельного младшего от конъюнктивита. Она запомнила, что мы, в общем-то, дикие, но симпатичные и вполне себе детей лечим, когда ситуация того требует. Мы торжественно обменялись телефонами и первые дни часто созванивались. Я колола детям антибиотики сама. Мы купили небулайзер, чтобы делать ингаляции. Получился такой домашний лазарет.

Таким образом, игнорируя государственную медицину, мы не нарушаем ни одного закона. Дети, безусловно имеющие право на медицинскую помощь, помощь эту всегда получают. Вместо рукописных карточек я завела две большие папки с файлами, куда подшиваю все получаемые бумажки, распечатываю результаты анализов. В папке старшего сына лежит и его кардиограмма, добытая с таким трудом.

Выбирая, мы всегда где-то оказываемся в выигрыше, а где-то проигрываем. В платных клиниках однозначно проигрываем по деньгам, но сохраненные нервы, время и силы мне дороже.

Дарья Малынова
04-11-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети