Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Прикорм без нервов и хлопот

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Виктории Лебедь
Фото Виктории Лебедь

Пищевое принуждение — одно из самых тяжелых переживаний моего садиковского детства. Поэтому, когда дочь родилась, я сразу точно знала, что в моей семье ЭТОГО не будет. Что будет, я представляла очень смутно, но только не “сиди за столом пока не доешь”.

Вообще маячивший на горизонте “прикорм” меня как-то очень всегда беспокоил. Возможно, роль сыграли рассказы мамы о том, как она растворяла каплю бульона в кефире, и как мог заболеть у меня живот, если бы этих капель было две. Правда, и месяцев мне в этих рассказах было не шесть, а полтора или, может, два. Но вот эта мысль засела в голове, что прикорм — это страшно и опасно, дается строго по таинственным таблицам и шаг вправо шаг влево карается плачущим младенцем.

Так что с прикормом я не торопилась. Кто же спешит окунуться головой в такие ужасы. Но боль в малышовом животике — это только один из страхов, и я всегда верила, что введение прикорма после полу года и грудное вскармливание помогут нам это пережить.

Что меня беспокоило намного больше так это то, что человек я импульсивный. Если меня что-то раздражает, то реагирую я быстро и бурно. Мы еще и близко не подошли к черте начала прикорма, а я уже прекрасно представляла, как меня будут выводить из себя все эти недоеденные порции с любовью приготовленной еды. Нет, ну правда, вот купила я органический кабачок за страшные деньги, сварила его, перетерла в некоторое количество пюре, деточка ложку облизнула, скорчила жуткую рожу и заперла рот на замок. Тут остро встает вопрос того самого пищевого принуждения, которое мне так претит. Я же решила что его не будет. А значит что будет? — Выбрасывание органического кабачка в мусор. Не есть же ЭТО самой, в самом деле.

Нет, я конечно выброшу. Раз выброшу. Два выброшу, скрепя сердце. В третий раз я уже начну немного нервничать. В четвертый я начну про себя думать, что кое-кто слегка зажрался грудным молоком, что в моем детстве я ела что дают и вообще, в садике бы ее быстро научили заедать кипяченое молоко пенками и не жужжать. Так-так-так, стоп. Это ж оно самое — пищевое принуждение.

Конечно, есть еще вариант танцев с бубнами вокруг кушающего дитяти, но если я буду танцевать пока она ест, то когда же я буду есть сама? Тратить на это детский сон? Ходить голодной? Нет, не подходит.

Время близилось, вот ей три месяца, вот четыре, а я все думаю и пытаюсь найти выход из заколдованного круга.

У разных людей разные причины, по которым они выбирают тот или иной способ кормить ребенка. Для меня одним из основных критериев выбора является мое удобство и душевное равновесие. Потому что если душа моя в покое, то и дома у нас будет покой.

Не помню, когда я впервые услышала про естественный прикорм, и от кого. Удивляюсь, как я сама не додумалась до этой простой мысли. Ведь в природе никто не кормит детенышей специальной детской едой. Разминают, да. Но разминают то, что обычно едят родители. Это же гениально! Вместо того, чтобы насиловать желудок ста граммами кабачка, дать один грамм, но приготовленный так, чтобы мне после кормления ребенка захотелось доесть остальные девяносто девять. Готовить ребенка к еде, которую принято есть в семье не огромными порциями другой еды, а это самой едой, но понемногу. Слыхали когда-нибудь о тех ужасных матерях, которые дают шестимесячным детям жаренную картошку? Я! Я та самая мать. И нет, я не думаю, что крошка очищенной от корочки не зажаренной картошки это что-то очень опасное для человека, которая половину дня проводит ползая по дому и облизывая тапки.

Еще меня очень прельщала идея, что здоровая детка, которую никогда не заставляли есть и не ограничивали в еде, съест ровно столько, сколько ей нужно. Признаюсь, что за четыре с половиной года я не раз начинала сомневаться в этой идее. Так вышло, что дочку мне выдали стройную. Ну, то есть, это по-моему она стройная, по мнению бабушек и врачей она “ой, какая худая”. Конечно, мою малодушную голову периодически посещают мысли, а что если она больше просто не может съесть (читать — что если у нее неизвестные и ужасные проблемы с пищеварением)?  Мне повезло, что каждый раз, когда меня накрывало очередной волной сомнений, происходило что-нибудь, что меня убеждало в нормальности происходящего. Самое утешительное — то, как она ест и набирает, когда ей это действительно нужно. Например, после болезни с потерей веса она может начать есть по пять раз за день (не считая перекусов) и набрать килограмм за неделю. Иногда я вижу, что она тянется вверх буквально на глазах, переставая влезать в одежду, а потом, вытянувшись и еще постройнев, начинает отъедаться. В такие дни ни у кого не возникло бы сомнений, что этот ребенок способен переварить очень много разной еды. Любопытно, что достигнув “своего” веса, она тут же прекращает отъедаться и возвращается к воробьиным порциям. Эта способность к саморегуляции еще раз убеждает меня в том, что воздержаться от танцев с бубнами вокруг еды было удачной идеей.

Дарья Григорьева
17-11-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

  • Елена Калашникова 24.11.2015 в 18:17

    Несколько дней назад начали с дочкой прикорм. Малышу шесть месяцев. Ест еду микро-порциями с нашего стола, плюс даю ей кусок мусолить на пол. В качестве напольного куска дочь оценила апельсин, огурец и сушку, и не оценила курагу и сердцевину листа китайской капусты. Самочувствие отличное )

    Войдите, чтобы ответить

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети