Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Нервный срыв у мамы с красивой картинки

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Ирины Дукиной
Фото Ирины Дукиной

Здравствуйте, меня зовут Дина, и у меня послеродовая депрессия.

У меня двое детей, сыну три года, дочери пять месяцев. У меня чудесный муж, он заботится обо мне и наших детях, он делает всё, что в его силах и даже больше. У меня есть друзья, близкие люди, с которыми я могу поделиться всем, что меня беспокоит. Мы достаточно благополучны, хорошо устроены. Я хорошо выгляжу (по крайней мере, я так считаю, и мне это говорят), слежу за собой, правильно питаюсь, нерегулярно, но тренируюсь, я активна, бодра, стараюсь не сидеть дома, много переписываюсь, занимаюсь рукоделием. На моей странице во ВКонтакте уже четыре года подряд один статус: "Безмерно счастлива", и в Инстаграме — мои дети, я снимаю их с большой любовью, составляю коллажи, подбираю фильтры. Я действительно очень люблю их.

Объективно, у меня всё хорошо.

Но у меня послеродовая депрессия.

Почему я всё это пишу? Однажды я наткнулась на очень триггерный текст, и мне стало страшно от того, что я увидела описанную чудовищную ситуацию от первого лица. Позже, по прочтении конспекта одного из вебинаров Людмилы Петрановской, в соответствии с предложенной классификацией состояний, я обнаружила себя на грани с деформацией личности. И мне стало ещё страшнее.

Как-то раз, упомянув о том, что у меня послеродовая депрессия и услышав в ответ "да ну брось, да какая депрессия, да о чём ты говоришь, у_тебя_же_все_хорошо!", я поняла, откуда берутся эти страшные случаи, суициды матерей и детоубийства.

Послеродовая депрессия практически незаметна извне. Выше я описала, как выглядит женщина в этом состоянии. Я держу картинку, красивую картинку. Я держу её для других — это общественный запрос, никто не хочет знать, что у тебя всё плохо; для себя — тоже своего рода общественный запрос, инерция. Иногда я смотрю на свою стену в контакте и думаю: действительно же всё хорошо, может, правда, показалось, что всё плохо, бывает же хуже!

А потом происходит нервный срыв. Он подкрадывается очень незаметно, усталость и раздражение накапливаются, их вроде осознаёшь, но спускаешь ситуации на тормозах.

Когда меня в очередной раз накрыло, самым трудным оказалось — попросить помощи. Оказалось почти физически тяжело набрать смску подругам и мужу, позвать их на помощь.

И я поняла, что должна говорить о своём состоянии. Должна озвучить, рассказать друзьям, родным. Должна признать его сама и отстоять своё право на его признание другими. Послеродовая депрессия — это то состояние, которое Я считаю послеродовой депрессией, и мне не требуется диагностика по внешним признакам, это диагноз, который я ставлю себе сама.

У меня послеродовая депрессия.

Я продолжаю держать красивую картинку.

Я держусь сама за эту картинку.

Я безусловно и однозначно выкарабкаюсь из этой пропасти, я работаю над этим.

Я хочу чтобы об этом знали. У меня не всё в порядке.

Спасибо.

Дина Прокофьева
24-09-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

  • Ольга Шарипова 25.09.2015 в 06:03

    Вообще есть два варианта — просто выгорание и настоящая депрессия. Первое решается делегированием обязанностей и личной психотерапией (чтобы снять с себя «ожидания общества»). А вот второе требует госпитализации в стационар и медикаментозного лечения.

    Войдите, чтобы ответить
    • Polina Drobina 25.09.2015 в 10:27

      что за обесценивание? «просто» выгорание? это ни разу не «просто»! т.е. чтобы сказать, что «мне плохо, я не справляюсь» — надо обязательно под капельницами оказаться в стационаре? а пока дело до этого не дошло надо ПРОСТО делегировать обязанности и ПРОСТО пройти терапию. я прямо-таки офигеваю как это ПРОСТО

      Войдите, чтобы ответить
    • Юлия Демакова 25.09.2015 в 11:20

      Я таки немного проигрываю, с «просто делегировать».
      И думаю, что все проблемы потому, что НЕКОМУ И НЕКУДА делегировать.

      И откуда у вас информация, что при выгорании — таблеточки не нужны? Стадии разные бывают.

      Войдите, чтобы ответить
    • Дина Прокофьева 25.09.2015 в 15:11

      Послеродовая депрессия — это то состояние, которое Я считаю послеродовой депрессией, и мне не требуется диагностика по внешним признакам, это диагноз, который я ставлю себе сама.

      Войдите, чтобы ответить
  • Нина Иванова 25.09.2015 в 09:48

    Какое практическое значение имеет для меня знание того, что у меня — выгорание или депрессия? Если по многим причинам невозможно ни , ,делегирование, ни стационар, ни медикаментозное лечение, да ничего невозможно. Ближайшая цель — протянуть лет пять. Проползти. И за это время не изуродовать детей.

    Войдите, чтобы ответить
  • Victoria Lebed 25.09.2015 в 10:04

    Дина, обнимаю. Восстанавливать психическое здоровье и одновременно соответствовать ожиданиям социума — это что-то колоссально трудное, на мой взгляд.
    Я не смогла вылезать из депрессии сохраняя видимость, что все хорошо. «Держать красивую картинку» требовало такую прорву сил, что ни на что другое уже не оставалось. Собственно, в моем случае именно прекращение работы над «картинкой» стало способом встать на ноги. Сейчас я в порядке, я выбралась, но демонтаж картинки все продолжается и продолжается, и конца этому не видно. Перфекционизм такая зараза, пролезает во все щели и вытягивает соки.

    Войдите, чтобы ответить
  • Polina Drobina 25.09.2015 в 11:59

    Дина, я с тобой. Мою историю ты знаешь, пусть она тебя хоть немного вдохновит

    Войдите, чтобы ответить
  • Мария Коломийцева 28.11.2016 в 18:55

    Дина, спасибо! Твой пост запомнился. Долго собиралась с духом и сопротивлялась сама себе, но первый шаг сделан — я признала. И даже половинка второго — завтра будем договариваться о встрече с психологом.

    Войдите, чтобы ответить

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети