Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Помощь особым детям… и мамам

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото из архива Анастасии Швецовой
Фото из архива Анастасии Швецовой

Многим современным родителям знакомо чувство вины. Кажется, что где-то мы не доработали, можно было сделать лучше, постараться больше. А если ребенок не такой как другие? Если он ведет себя как-то не так, развивается иначе, не как сверстники? Тогда и критики в адрес родителей больше, и самообвинения тоже.

О токсической вине и о том, чем можно помочь особым детям и их мамам, мы поговорили с создательницей Санкт-Петербургского центра психо-речевого развития “Речь” Анастасией Швецовой.

В.: Анастасия, как давно существует ваш центр? Как вы поняли, что он нужен?

А.: Так… я занимаюсь частной практикой около 5 лет, 2 года я работала в формате логопедического кабинета. Мне стало тесно (улыбается). Родилось много идей по оборудованию — на основе нейропсихологии и сенсорной интеграции. Жизнь особых детей — сплошная реабилитация. День проходит в постоянных переездах от одного специалиста к другому. Поэтому я решила собрать специалистов вокруг себя, чтобы можно было вместе работать над проблемами. Вся моя клиентура осталась со мной, потихоньку приходят новые люди. Наконец начинает оживать моя идея комплексной работы с другими специалистами. Здесь нужно оговориться, что мы еще находимся в процессе реализации всех моих идей по насыщению среды.

В.: Что у вас уже есть?

А.: В первую очередь, это подвесы, качели и гамаки для стимуляции вестибулярного аппарата, сухие бассейны — с шарами и фасолью. Мы наполнили пространство разнообразными крупными конструкторами — мягкими модульными блоками, из которых можно построить целый городок в рост ребенка, и деревянными. Горки, батут, мячи разного размера, на которых можно прыгать, лежать, качаться, бросать, тактильные доски, сухой дождь, разнообразные музыкальные инструменты, кинетический песок…

В.: А специалисты?

А.: Логопеды-дефектологи, педагог по логоритмике с большим опытом работы с детьми с ДЦП, педагоги дошкольного образования, массажисты, специалист по АФК и терапевтической растяжке. Я сама специалистка по кинезиотейпингу. У нас есть психолог, работающий как с детьми, так и с родителями. Главное, что все наши специалисты действуют слаженно и поддерживают друг друга в следовании за ребенком. Чтобы помочь ему максимально именно на том этапе, который он проходит в конкретный момент. Не подгоняя ребенка под стандартную программу, а в игровой форме создавая условия именно для него, для его развития.

В.: У вас огромное количество услуг и направлений работы, вряд ли мы сможем обсудить их все подробно в рамках одного разговора. На самом деле, мне бы хотелось сегодня поговорить о родителях. О том как непросто им бывает с детьми, какие бывают сложности с тем, чтобы найти помощь для своего ребенка из-за его уникальных особенностей. Как вам кажется, что объединяет матерей, приводящих к вам своих детей?

А.: Сложно сказать. Какое-то задавленное чувство вины, что их ребенок не идеален. Это по-разному проявляется. У кого-то в страхе, нервозности и отчаянии, у кого-то в боевой готовности защищаться. Не важно, ребенок особый или укладывается в так называемую неврологическую норму. Первые занятия, на самом деле, направлены на родителей. Снять с них это напряжение. Иногда помочь им признаться, что они не просто устали, а полностью истощены. Привести научные аргументы, снимающие с них хоть немного ответственности.

В.: Вы очень точно подметили. Часто в голове у мамы мысль о том, что будет прогресс у ребенка или нет — зависит только от нее. И что если прогресса нет, или он меньше чем хотелось бы окружающим, то это ее вина.

А.: Это происходит от постоянной негативной оценки и давления. Давления со стороны врачей, например, которые требуют соответствия табличным нормам.  К тому же родителям почти ни-че-го не объясняют.

В.: Да, часто врач очень много внимания уделяет описанию и классификации всевозможных отклонений и практически не отвечает на вопрос что делать в том или ином случае, как именно помочь.

А.: Это порождает страх. Эта позиция запуганной мамы очень удобная для всех, кроме нее.

В.: И ребенка.

А.: Да, и ребенка. Ребенок страдает больше всех. Это вторая задача. Познакомить родителей с мыслью, что их ребенок имеет право быть таким. Особенно это касается деток с аутистическими признаками. Самый быстрый результат достигается тогда, когда мы снимаем это напряжение. Вот тогда и начинается настоящая совместная работа.

В.: "Ребенок имеет право быть таким" — звучит как будто вы не собираетесь ребенка исправлять.

А.: Попробую сформулировать. Мы не исправляем, а направляем его развитие в нужном направлении. За многими проблемами стоит определенная несформированность структур головного мозга. Важно понять, что является причиной и начать «помогать природе».

В.: Можно сказать обучаете?

А.: Не совсем. Обучение предполагает доминирующую позицию педагога. А здесь больше взаимодействуем. Это сложно так просто определить, так как диапазон диагнозов очень широкий, с каждым ребенком происходит как-то по-своему.

Нет, точно не обучаю. Чаще разгадываю ребус (улыбается).

В.: Любой маме бывает иногда непросто. Но особый ребенок — это особая нагрузка. Даже если не брать в расчет давление общества, абилитация, обучение — это в первую очередь огромная работа.

А.: Нет, это не просто работа. По большому счету, часто мама считает, что ее жизнь закончилась. Ее нет, есть бесконечное количество действий, которые она должна сделать, чтобы ее ребенок ходил, ел, говорил, развивался. И большинство из них задается вопросом «за что?» Самое печальное, что многие находят, в чем себя обвинить.

В.: Можно ли чем-то помочь?

А.: Можно. Психологическая поддержка как профессиональная — здесь работает психолог, так и просто человеческая. Им очень важно услышать: «ты не одна, я с тобой». К тому же мы можем разгрузить и чисто практически, у нас есть специальная группа кратковременного пребывания для детей. Возможность провести несколько часов, занимаясь чем-то не связанным с ребенком, невероятно важна. Например, как способ переключения у нас есть занятия по стретчингу для взрослых, это терапевтическая растяжка.

В.: В целом, социальная дезадаптация родителей особых детей — это огромная проблема. Недружелюбие к таким семьям в обществе зашкаливает. Об этом говорит тот факт, что чрезвычайно редко можно встретить в общественном месте ребенка с особыми потребностями. Они почти всегда дома, а значит, с ними дома их мамы. Как вы считаете, что мы как общество можем сделать с этой нездоровой ситуацией? С чего начать?

А.: Вопрос очень сложный. Не возьмусь диктовать, что должно делать общество. Могу ответить только за себя. Мои дети растут, общаясь с моими маленькими подопечными. Мне нравится привлекать к работе своих сыновей. И сейчас они демонстрируют, с одной стороны, бережное отношение к детям, у которых есть ограниченные возможности, а с другой стороны, они с радостью принимают в игру любого ребёнка. В отношении своих подопечных я организовываю пространство так, чтобы было комфортно взаимодействовать всем детям.

Кроме того, мы делимся с родителями здоровых детей тем, какое уважение вызывают у нас мамы и папы особят, какие упорные трудяги их дети. Мне думается, большая часть недопонимания вызвана отсутствием опыта и информации. Более близкое знакомство — вот что необходимо нам для преодоления барьеров.

Интервью брала Виктория Лебедь
10-02-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети