Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Первые месяцы ребенка: личный опыт

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Маргариты Феникс
Фото Маргариты Феникс

Моему сыну сейчас 1,5 года. Оглядываясь назад, я с ужасом вспоминаю первые месяцы своего материнства и не перестаю задаваться вопросом: что это было? До рождения ребенка будни мамы мне почему-то представлялись совсем по-другому.

У меня был позитивный настрой на роды и то, что ждет меня после них. Всю беременность я читала книги и статьи о детях, посещала разные курсы для будущих мам. К моменту, когда ребенок должен был родиться, в теории я уже многое знала об уходе за младенцем, грудном вскармливании, слингах и т.д. Как правило, вся информация, которая мне попадалась, заставляла верить в свои силы и в то, что в совместной жизни с ребенком у меня обязательно всё будет хорошо и всё получится. Я знала, что трудности возможны, но я их легко преодолею.

Я не знаю, почему ни на курсах, ни в литературе не заострялось внимания на таких моментах, как послеродовая депрессия, проблемы с грудью в первые недели и колики у младенцев. С какой-то информацией по этим вопросам я, конечно, сталкивалась, но она была в таком виде, что я была уверена, что это уж точно обойдет нас стороной. Единственное предложение по поводу коликов, записанное мною в тетрадь на курсах для беременных, звучало примерно так: «Если у ребенка колики, делайте ему массаж живота по часовой стрелке».

Суровая послеродовая реальность

Первые несколько дней после родов я была в перевозбужденном состоянии и почти не спала, даже когда была такая возможность. На третий день, когда я была еще в роддоме, у меня начались депрессия и лактостаз. На шестой день у моего ребенка стал болеть живот. Его одолели колики и понос. Примерно на третьей неделе на теле моего новорожденного сына появились сыпь и аллергические экземы под коленками и в других местах. Думаю, что аллергия, колики и понос, а также мое состояние и лактостаз были связаны между собой.

Моя депрессия в фоновом режиме длилась несколько месяцев. Через 1,5 месяца после родов мне удалось справиться с лактостазами. Проблемы с животом у ребенка прошли лишь месяцам к 7. А аллергиком он остается и сейчас, хотя в такой сильной форме, как раньше, аллергии у него давно уже нет.

Боли в животе и грудное вскармливание

У моего сына не было классических коликов, о которых я читала в интернете и слышала от знакомых, когда ребенок плачет несколько часов подряд в определенное время суток. Мой ребенок начинал орать примерно через полчаса — час после каждого кормления. И мог затем кричать непрерывно минут 30-40. Все заканчивалось либо тем, что я кормила его снова, либо он засыпал от усталости.

Про кормление ребенка грудью я хочу рассказать отдельно. Конечно, я хотела кормить ребенка грудью по требованию. И делала так около первых 2 недель. Давала ему грудь, как только он начинал кричать. От этого у меня были большие сложности с тем, чтобы хоть куда-то от него отойти ненадолго, но для первых недель это нормально. Однако, вскоре произошло ужасное. Регулярно возвращаясь в своей памяти к тем моментам, когда все только начиналось, я очень жалею, что не смогла тогда быть достаточно сильной, чтобы отстоять свое право делать так, как сама считала нужным. Возможно, наша с сыном история первых месяцев могла быть другой.

В первые недели нас с ребенком окружали две беспокойные новоиспеченные бабушки, которые не могли спокойно слушать младенческие крики и видеть понос раз по тридцать в день. На мою ошарашенную психику продолжалось давление, меня заставляли немедленно предпринимать неизвестные мне шаги, звонить каким-то врачам. Участковая врач сообщила, что все нормально и ничего особенного не посоветовала, поэтому родственниками была найдена другая врач – по знакомству. Знакомая врач сказала, что понос у ребенка потому, что я его кормлю слишком часто и молоко он переваривать не успевает. Она посоветовала кормить его по режиму, постепенно увеличивая интервалы времени между кормлениями. А между кормлениями успокаивать, нося на руках, укачивать и т.п.

Честно говоря, все внутри меня сопротивлялось этому совету. Я не могла спокойно слушать крики своего сына, мне хотелось успокаивать его грудью – ведь это было так естественно. Но абсолютно все родственники поверили доброй тете и включились в работу – не давать младенцу сосать грудь слишком часто. Так как в том, как правильно вести себя в подобной ситуации, я не очень понимала, мне пришлось убедить себя, что ребенка я действительно перекармливаю. И для его же блага будет лучше, если кормить его я буду реже. Мне удалось установить минимальный перерыв между кормлениями – 2 часа. И на протяжении первых месяцев я говорила всем, что увеличить интервал не получается. Иногда я кормила уже через 1,5 часа. Бывали и случаи, когда я забивала на время и кормила вскоре после предыдущего кормления. Но родственники продолжали строго следить за временем и носили орущего ребенка на руках. А он у них на руках искал грудь. Я и сама научилась четко следить за временем. И тоже иногда носила на руках кричащего младенца.

У самой меня продолжала ехать крыша. Так как ребенок очень часто плакал, а спал непрерывно обычно недолго, первые месяцы я не видела для себя возможностей, чтобы оправиться от шокового состояния. И банально не могла выспаться. Ночью я оставалась с младенцем в комнате один на один и не знаю, каким чудом не покалечила ни его, ни себя. Следование совету кормить по режиму у меня дошло до абсурда и даже ночью я смотрела на часы – прошло ли с прежнего кормления достаточно времени? Лишь к третьему месяцу я поняла, что и для меня, и для ребенка будет лучше, если я буду давать ему грудь ночью сразу, как только он просыпается (благо, спали мы вместе). С того момента спать по ночам мы стали значительно лучше.

Я помню, как мы с мужем ждали наступления сначала 3 месяцев, потом 4, 6. Нам говорили, что колики и понос обязательно закончатся к этим срокам. Однако, всё это тянулось невообразимо долго. Едва заметные сдвиги произошли ближе к 3 месяцам, когда от болей в животе ребенок стал орать чуть меньше. Но и потом младенец еще долго продолжал быть беспокойным и хотел, чтобы его всегда носили на руках.

При том, что ребенок постоянно хотел быть на руках (что для первых 6-8 месяцев является характерным), сидеть в слинге он отказался. Он хотел, чтобы его носили лицом от себя, чего в слинге сделать было нельзя. В коляске сын тоже не хотел лежать, поэтому первые несколько месяцев мы с мужем попеременно носили его на руках – и дома, и на улице.

Где-то на четвертом месяце мне в интернете попалась на глаза статья, в которой говорилось, что материнское молоко младенец переваривает очень быстро, поэтому мама не может его перекормить. Именно поэтому нужно кормить ребенка по требованию. Эта статья меня очень спасла и заставила вновь поверить в себя и свою интуицию. Потихоньку я начала кормить своего мальчика тогда, когда чувствовала, что ему это нужно. Родственникам я еще долго ничего не говорила о своем решении, поэтому интервалы в 2 часа на виду у них мы зачастую продолжали выдерживать. После 3 месяцев ждать 2 часа до следующего кормления стало все-таки немного проще.

Атопический дерматит

Аллергия – это еще один ужас, который сопровождал наши с ребенком будни. Поначалу я даже не обращала внимания на то, что кожа у сына какая-то странная и покрыта красными пятнами. Я не знала, что диатез у детей может выглядеть именно так. Однако, на красные пятна обратили внимание бабушки и детский невропатолог. В 1,5 месяца мы с ребенком впервые добрались до аллерголога и там ему был поставлен диагноз: «атопический дерматит». Спустя несколько месяцев, когда сын научился чесаться, он стал расчесывать свою кожу.

Даже если не учитывать мое беспокойство от экземы и высыпаний на теле ребенка, его диагноз прямым образом сказался на мне. После родов моя диета и так была достаточно строгой, а после похода к аллергологу она стала еще строже. Я помню, какой животный голод испытывала в первые 3-4 месяца и при этом не могла себе почти ничего позволить. Ела я очень ограниченный набор продуктов и чувствовала, что в моем организме явно чего-то не хватает. Я стремительно худела, у меня был недостаток сил и разрушались зубы. Витамины пить я не могла – на них у сына тоже была аллергия. Постепенно расширять свой рацион я смогла только через 7 месяцев, когда у сына случилась ремиссия. До этого вводить новые продукты у меня получалось плохо и лишь время от времени, потому что из-за постоянного присутствия пятен на коже ребенка сложно было понять, есть ли реакция на новый продукт. Окончательно ушла с диеты кормящей мамы ребенка-аллергика я только через 1 год и 4 месяца, когда наконец выявила, что ничто мною съеденное на его кожу больше не влияет. Теперь реакция у него бывает, только если он сам съест что-то, неподходящее для его организма.

Врачи, лекарства и другие способы борьбы

Помню эти бесконечные походы по врачам и сдачи разных анализов. Врачи каждый раз выписывали для моего сына новые лекарства от аллергии, поноса и болей в животе. Мне совсем не хотелось все это пихать в ребенка и я поначалу ограничивала его в лекарствах, но потом уже не видела другого выхода. Больше всего меня раздражало то, что часто лекарства надо было давать минут за 15-20 до кормления. Из-за этого момента также приходилось поддерживать кормления по часам.

Но никакого ощутимого результата ни от одного из лекарств я так и не увидела – сын все равно был покрыт пятнами и кричал от болей в животе. Моя строгая диета тоже практически не помогала очищать ребенку кожу. Влияние я видела лишь тогда, когда у меня случались срывы – состояние кожи в таких случаях могло ухудшиться. Конечно, кормление по режиму ребенка тоже никак не спасало. Я рада, что со временем все-таки перешла на свободный график кормлений. У меня сложилось впечатление, что аллергические высыпания увеличивались, уменьшались или даже проходили вне зависимости от того, что я и окружающие пыталась для этого делать.

Надо ли говорить, что и всякие прочие методы борьбы с коликами нам не помогали? «Боботики», массаж, теплая пеленка к животу и все остальное, что обычно советуют. Мы продолжали носить плачущего ребенка на руках и ждать, когда его мучения закончатся сами собой.

Именно время в итоге помогло. И мне жаль, что, будучи еще совсем неопытными родителями, мы с мужем совершили столько ненужных телодвижений. Ребенок проглотил большое количество бессмысленных лекарств. Однако, я рада, что на корню отметала радикальные советы – перевести сына на искусственное вскармливание и т.п. Уверена, что именно грудное вскармливание медленно, но верно помогает преодолевать сложности, связанные с первыми месяцами жизни. Поэтому мой сын успешно продолжает кормиться грудью и сейчас.

Несмотря на то, какими были первые месяцы ребенка, серьезных проблем со здоровьем у него нет. И сложно даже представить, какие трудности приходится преодолевать родителям, чьи дети рождаются с какими-либо особенностями и серьезными неполадками здоровья. Материнство всегда несет с собой необратимые изменения в жизни. И в этих изменениях больше риска, чем в любом экстремальном спорте.

Маргарита Феникс
23-03-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети