Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

«Отец имеет такое же право»

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Натальи Шиловой
Фото Натальи Шиловой

“Правило в детском саду:
отводить в первые недели
должен по возможности папа,
чтоб невменяемые мамы
под дверями не ревели.”

Предположим, есть два человека. Владельцы завода по отливу бетонных конструкций. Акционеры в равных долях. Предположим, один из них целый день проводит на заводе, общается с работниками, контролирует процесс, читает литературу, участвует в конгрессах. А у второго есть еще другой бизнес и он занимается в основном им, а на завод заходит периодически и с опаской. Вот я думаю, когда надо принимать какие-то решения про отливку бетона, кто их принимает: тот, кто в теме, или тот, кто за ее пределами? Как это вообще происходит в жестком и рациональном мужском мире? Говорит ли Вася Феде: “Слушай, Федя, не лезь, ты же ни черта не понимаешь в отливке бетона. Иди занимайся своими делами, выплата дивидендов в конце месяца”. Или он говорит: “Федя, ты равный участник. Пусть то, что ты предлагаешь, приведет наше предприятие к банкротству в течении недели, но я хочу, чтобы ты знал, как я уважаю твое ценное мнение по вопросу, в котором ты ничего не соображаешь”.

Потому что в некоторых семьях события развиваются по второму сценарию. Есть мама, которая круглые сутки проводит наедине с этим бетонным заводом, обложившись литературой и находясь в состоянии практически непрерывной он-лайн конференции с коллегами. И есть папа, который в самом лучшем случае видит ребенка два часа вечером, держит его, как хрустальную вазу, пока мама проводит пять минут в душе, но зато обладает всей полнотой власти, потому что “он же тоже родитель”.

Нет, он, конечно, тоже, но завод-то обанкротится. Папа не в теме. Он где-то слышал, что надо, чтоб ребенок спал сам в отдельной комнате. И еще где-то слышал, что это ужасно опасно, если ребенок спит с родителями. Или не слышал, а это его глубокое внутреннее убеждение, основанное на травматическом детском опыте. И вот он решил. Постановил, ни много ни мало. И надо к нему прислушиваться, потому что 50% акций у него. 

Мне кажется, что эта система выглядит немного бредово. Потому что я же не даю мужу советов о том, как ему работать на его работе, хотя имею право на половину доходов, и если он будет работать плохо, то мои доходы тоже уменьшатся. Но я все равно не даю советов, потому что я в его теме не очень разбираюсь и не думаю, что мои советы могут принести какую-то пользу нам. Нам обоим. Мы ведь делим эти доходы вдвоем. И ребенка мы тоже “делим” вдвоем. Поэтому я ожидаю от отца ребенка (если он действительно так адекватен, как об этом пишет усатый доктор), что он отдаст право принятия решений той, кто действительно в теме. Потому что это было бы разумно и рационально. 

А если отец ребенка этого не понимает и настаивает на принятии решений, несмотря на свою некомпетентность, то я начну думать, что у него гормоны шалят. Тестостерон, там, адреналин. И меня трудно будет убедить в обратном.

Дарья Григорьева

12-10-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

  • Александр Гаген-Торн 13.10.2015 в 00:19

    Проблема не в том, что отец хочет принимать решения, а в том, что он отстранён от воспитания ребёнка. Вы сделали ошибку, когда завели в своей семье такой порядок, при котором всё делает мать, а папа «не в теме». Ну вот и последствия.

    Войдите, чтобы ответить
  • Anna Khegay 16.10.2015 в 12:33

    Я думаю, что очень важно, чтобы в семье был диалог.
    То есть обмен чувствами, потребностями, идеями, выработка общих решений или признание в моменте того, что сейчас невозможно выработать решение, устраивающее всех.

    Если продолжить метафору с акционерами, то у каждого, у кого есть контрольный пакет акций — есть право вето.
    И акционеры, в прямую не имеющие отношения к управлению компанией, выбирают генерального директора (который может быть, а может и не быть собственником), очерчивают круг его задач и критерии оценки его эффективности. И дальше в его дела не вмешиваются, если всё идет хорошо. Но у них есть регулярные собрания акционеров. на которых выясняется, все ли идет хорошо, и какие новые задачи стоят на повестке дня. Без согласия акционеров, гендир не может принимать ключевые решения для компании.

    Маме и папе — партнерам по воспитанию ребенка — нужно иметь общие цели, и дискуссию о способах достижения этих целей.
    Ну, например, все хотят, чтобы ребенок был здоров — но у многих разное видение, что к здоровью ведет.

    Войдите, чтобы ответить
    • Darya Grigorieva 16.10.2015 в 13:40

      Анна, спасибо за комментарий! Я тоже иногда думаю о том, как в семьях все могло бы быть хорошо и гармонично. Только редко вижу это в жизни. Обычно все как-то наперекосяк и на дне «перекосяка» — женщины и дети. То есть, я очень редко вижу семьи, где папа был бы без права голоса, зато регулярно вижу призывы лишить права голоса маму, потому что она гормональная дура. Видимо, они меня настолько печалят, что перекрывают все мысли о семейной гармонии

      Войдите, чтобы ответить
  • Victory Levina 25.11.2015 в 07:44

    Интересно, когда говорят «вы сами отстранили папу» действительно в это верят? Мб лучше — Вы не смогли заставить папу. Заставить мужчину, который привык делать только то, «на что он подписывался», которому с детства внушали, что «возня с ребенком» — дело не мужское — это, конечно, еще одна нагрузка на женщину, как будто ей тех, что есть мало. И если она не смогла, то самавиновата.
    С авторкой статьи полностью согласна.

    Войдите, чтобы ответить

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети