Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

В Гродно опека нашла в квартире опасные обои

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Анны Кузнецовой
Фото Анны Кузнецовой

Внимание, которое службы опеки проявляют ко вполне благополучным семьям, пугает все больше. Если раньше оно грозило лишь тратой времени на визиты проверяющих, то трагедия в Новороссийске повергла в шок абсолютно всех. Двух детей силой отобрали у семьи, «спасая от неблагополучной обстановки». Через неделю мальчик умер, и тут оказалось, что основания для изъятия не такие уж веские. Теперь прокуратура разбирается, медики молчат, а что же девочка, сестра погибшего малыша? Когда ее уже наконец вернут домой? И понесет ли кто-нибудь наказание за чрезмерное рвение?

Анна Кузнецова, мать троих детей дошкольного возраста, живущая в городе Гродно, это Беларусь, рассказала о том, как ее буквально преследует опека. Основанием для частых посещений стал анонимный звонок. И хотя в протоколах, составляемых проверяющими в ходе посещений, никаких замечаний нет, визиты их продолжаются. Итоговое заключение гласит: «Дети находятся в социально-опасных условиях, в условиях угрожающих здоровью и жизни». Почему? На каком основании? Оказывается, здоровью и жизни детей угрожают игрушки на полу, одежда не по сезону, висящая в детской, сломанный ящик комода и… рисунки на обоях.

«Мы специально не переклеиваем обои, чтобы не переживать из-за детских рисунков. Мне было сказано, что рисование на стенах допускать нельзя. Надо приучать рисовать на листе, в крайнем случае, листе прикрепленном к стене. Я пробовала еще со старшим этот метод — все равно проскакивают рисунки и на других стенах, а стены у нас панельные, надежно лист к ним не прикрепишь, даже гвоздь не вбить, кнопки тем более не крепятся».

Анна оправдывается за обои и переживает, что люди могут неправильно понять частый плач средней дочки. Думаю, многие в курсе, что трехлетние дети бывают очень и очень эмоциональными и громкими, и это вовсе не значит, что с ними плохо обращаются. Но как объяснить это людям, нашедшим в квартире опасные обои?

Общаясь с Анной через интернет, одновременно оглядываю свою комнату. От меня только что уехала подруга с малышом, дети в игре разбросали все что нашли – конструкторы, книжки, настольные игры… Ликвидировать последствия не один час. А если ко мне сейчас придет проверка?

Где проходит грань между бдительностью и произволом? Какую ответственность несут перед обществом органы опеки?

По словам матерей, в Беларуси ко всем многодетным без предварительного согласования приходит комиссия, проверять условия жизни. К тем семьям, что живут недалеко от опеки, они по шесть раз в год могут приходить. Такой формализм: неважно к кому ходить, важно количество заполненных бумаг. У вас благополучная семья с тремя детьми и вы живете рядом с «органами»? Ну что тут скажешь, не повезло.

Анна не понимает, что происходит: «Пошли с мужем в садик, из него уже две проверки к нам прислали. Там тоже в шоке. Говорят, мы звоним в опеку, что нормальная семья, нет у них признаков социально-опасного положения, а им отвечают, мол, ищите лучше».

Читаю методические рекомендации по выявлению и сопровождению неблагополучных семей для специалистов учреждений образования. Факторы риска, которые складываются в баллы для выявления уровня опасности для детей: образование родителей, малышковый возраст, количество детей в семье… Предположим, у супругов не высшее, а средне-техническое образование, это два балла. У них трое детей, младшим двойняшкам скоро год, старший не ходит в детский сад. Итого десять баллов. А десять баллов — это по методичке уже риск средней степени. Даже если у комиссии нет вообще ни одного замечания. А тут целые разрисованные обои! Срочно, срочно спасать детей!

Кузнецовы обратились за юридической помощью, пишут письма в прокуратуру, в отдел образования. Они чувствуют угрозу для своих детей. Как и я для своих. Как и все мы. Неужели именно для этой цели существуют органы опеки и попечительства?

Россиянка Виктория Тонких, потерявшая трехмесячного сына, плачет не переставая и не выходит из дома. Ее потеря отзывается болью в сердце каждой матери. Болью — и страхом за своих детей. Потому что требования к семье могут быть абсурдны, а последствия вмешательства специальных служб — чудовищны.

Виктория Лебедь
23-08-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети