Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Немного слов про страх

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Натальи Шиловой
Фото Натальи Шиловой

Женщины часто рассказывают про свои роды. Во многих озвученных роддомовских воспоминаниях основным чувством фигурирует радость. “Как его увидела, так всю боль забыла”, — да? Я искренне рада за тех женщин, у кого это действительно так. К сожалению, у меня всё прошло немного иначе. Моим главным чувством стал страх.

Страшно было попасть в чужое пространство. Страшно, когда мне дали понять, что я всё делаю не так: “Из тебя капает, что ли? А мне мыть потом!”

Когда унизительная клизма и ещё более унизительное: “Что в туалете засела? Пора уже, давай выходи!”

Страшно, когда на меня смотрели предвзято из-за татуировки: “Что, боли не боишься? Еще и родить небось сама хочешь, без анестезии?”

Страшно от чудовищно болезненных осмотров каждые 15-20 минут.

Страшно, что отобрали телефон: “Он останавливает родовую деятельность!”

Страшно, когда проникновенно смотрят в глаза и убеждают идти на кесарево: “Подумай о ребенке!”

Страшно лежать в холодной операционной, когда после вызванных окситоцином схваток и реланиума сил не осталось даже чтобы плакать.

Страшно, когда отходишь от наркоза, и так холодно, что сводит мышцы, и болит живот, и во рту привкус лекарств.

Страшно видеть своего ребенка первый раз только через сутки, и НИЧЕГО к нему не чувствовать.

Страшно было слышать от врача, заведующей роддомом(!): “Эх, Анька, позорница, сама не смогла… Это потому, что у тебя татуировки, у нас с татуировками сами не рожают”.

Сейчас ему девять месяцев. Сейчас я его люблю. Мы прошли через колики, первые зубы, становление лактации, лактостазы, взаимное привыкание друг к другу. Сейчас всё гораздо лучше. Но при воспоминании о роддоме мне хочется плакать. Пожалуй, это самое страшное воспоминание в моей жизни.

Таких как я немало. Многие женщины сталкиваются с негативным опытом в роддомах, но говорить об этом им “не положено”. Положено радоваться, что все живы и здоровы.

Я призываю: давайте говорить.

Анна Тертычная
12-09-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

  • Ольга Охтень 13.09.2015 в 08:04

    Читаю как будто про мои чувства.. Только через год стала относиться иначе (отпустила ситуацию).
    Как хотелось рассказать родным и почувствовать поддержку. Но мама «была рада» (после своих первых родов, когда кесарево было бы лучшим выходом, она и мою операцию считала благом). Отец ребенка вообще не понимал, зачем это ему, было и было. Только вот теперь спустя три года он слушает рассказы о происходящем в роддомах (да, я специально говорю об этом), но теперь ему настолько это жутко, что он не может верить!

    Войдите, чтобы ответить
  • Юлия Демакова 13.09.2015 в 21:07

    Страх и боль. Боль и страх.
    Страх сойти с ума от боли.
    Спустя порядка 40 минут с начала (!!!!) стимулированных схваток, я не знала куда себя деть от этой боли.

    Те полтора часа, с начала схваток и до постановки живительной эпидуралки, были худшими в моей жизни.

    Прошло 3,5 года.
    Нихрена я не забыла. Никого я не простила. Я дико злая.

    Не описать мои чувства, когда я объективно взглянула на свои роды и на все показания к стимуляции.

    Войдите, чтобы ответить
  • Маргарита Болтоносова 19.01.2016 в 22:09

    Вторые роды еще ничего были, но первые и третьи не вспоминаю без содрогания. Ничего не забывается, эта травма на всю жизнь. Моей старшей 19 лет, но я прекрасно помню как ее рожала. И злобно-брезгливое лицо акушерки впечаталось в память, и палата нетопленная в декабре, а я почти голяком в ветхой ночнухе 60 размера и тапках из дермантина…

    Войдите, чтобы ответить
  • pingback
  • Вернуть себя себе. #ЯнеБоюсьСказать - mamochek.net

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети