Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Мои женские доктрины

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Художница Ана Жуан (Ana Juan)
Художница Ана Жуан (Ana Juan)

Я заметила, что самые лучшие идеи, "доктрины", теории, установки приходили в мою жизнь естественным путём. То, что я сама чувствовала, понимала, то, как жила, просто находило свое обоснование и название.

Так было с экзистенциализмом по Симоне де Бовуар и Сартру. Причём в юности для меня краеугольным камнем экзистенциализма стало понятие ответственности индивиидума за свою жизнь и свои поступки, ответственности не только перед самим собой, но перед человечеством и мирозданием вообще.

Погрузившись в феминизм, я прочувствовала, что значит понятие "другого", введенное, если я верно помню, Сартром. По крайней мере, я узнала это понятие именно из Сартра. И это прочувствование, понимание, вошло в моё мировоззрение так мощно, что даже изменило в нем пропорции составляющих.

Феминизм тоже стал просто словом, обозначающим моё отношение к жизни. 
Подруга-феминистка, которая знает меня давно, с тех пор, когда ещё слово "феминизм" не было в моём активном лексиконе и не было наполнено личным смыслом, назвала меня "стихийной феминисткой", и просто приволокла за шкирку в феминизм. И я оказалась в своей среде, понятной и близкой. И в моих мозгах произошёл мощный поворот от "общечеловеческого" к "женскому".

Взаимное положение мужчин и женщин в мире очень точно описывается понятием "другого". Это страшно, что женщины — это "другой" даже для самих себя, очень страшно, что женские массы определяют себя через мужчин (как вариант — через постулат семьи). 
Совсем недавно я вдруг поняла, что нет и не может быть равенства, что мужчины — другие. И очень близка к тому, что мужской мир для меня станет "другой".

Я была изумлена, когда обнаружила, что Симона де Бовуар поднята на знамена феминизма. Оказалось, что то, что для меня часть глубоко личного и личностного, — это публичное, "всехнее", политическое. Вот она — иллюстрация тезиса "личное — это политическое";.

По сути, я пришла к феминизму через экзистенциализм.

Когда я ждала ребенка и когда ее только родила, у меня сами собой сформулировались представления о месте родителей в жизни детей. Я — почва под ногами и среда обитания для моего ребенка. Обоснование и название этому я нашла в теории привязанности Гордона Ньюфелда и Ольги Писарик, согласно которой, по моему пониманию, главная базовая потребность ребёнка — это потребность в любящем ответственном взрослом, готовом вести за собой. 

Моя роль и моя задача — дать дочери расти и развиваться так, чтобы она, став взрослой, стала личностно состоятельной и способной реализовать свой личностный потенциал. 
Да, я почва под её ногами, но её жизнь вне меня будет гораздо более долгой и насыщенной, будет ею осознаваться гораздо более значимой, чем жизнь со мной. И это правильно.

Я рада, что мой ребёнок — девочка. Я испытываю солидарность с ней. Наверно, мне было бы трудно растить ребёнка, осознавая, что он "другой" и что он уйдёт реализовываться во враждебный мне мир.

Рада ещё и потому, что у меня есть шанс вырастить человека-женщину — личность, а не гендерную функцию.

Пока она нормальный жизнерадостный ребенок, которая сама может выбрать, надеть ей платье или штанишки, а в магазине – купить розовые сапожки или темно-синие, и у которой бусиков столько же, сколько машинок и тракторов.

Наталья Калашникова
26-06-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети