Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Медикализация жизни. Часть 2. Материнство

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото Андрея Никулина
Фото Андрея Никулина

(Продолжение интервью с Наталией Гербеда-Вилсон. Начало в статье «Медикализация жизни» от 1.02.2016)

— Мы продолжаем разговор о медикализации. Давайте поговорим о том, что касается матерей: беременность, роды, кормление грудью.

— “Ведение” беременности врачом — один из самых вопиющих примеров медикализации нормальной жизни женщин, который заставляет нас задуматься не только о репродуктивной роли женщин в нашем обществе, но и том не занимаемся ли мы евгеникой, искусственным отбором людей, и к чему это может нас привести в будущем. Беременность сама по себе считается нарушением здоровья женщины, которое надо лечить. Сегодня многим из нас даже невозможно представить, как это — быть беременной и не находиться под пристальным надзором медицины, как не пытаться контролировать абсолютно каждый аспект своей беременной жизни — питание, сон, спорт, секс, токсины, качество воздуха и т.п.  Ожидание, что врач будет наблюдать за беременной женщиной, подспудно накладывает огромную социальную ответственность на отдельных женщин заниматься постоянным контролем за собой и окружающей средой, а также производить на свет только высококачественных людей. Оба занятия совершенно неисполнимы на личном уровне, равно как и на уровне медицинского надзора. Скажем, если женщина плохо питается, скорее всего, это вопрос того, что в обществе принято плохо питаться, в магазинах продают продукты определенного качества, и у вот этой вот женщины практически нет возможности контролировать какие именно продукты привозят в магазин по соседству, какие цены на полезные продуты по сравнению с вредными, и т.п.  Или возьмем токсины в быту — бытовая химия и косметические средства. Почему каждая женщина должна получать научную степень в химии, чтобы разобраться, чего ей следует избегать во время беременности? Не логично ли просто убрать токсичные вещества из быта для всех, не только для беременных, вместо того, чтобы создавать головную боль беременным? При этом наблюдение за беременными появилось относительно недавно, гораздо позже медицинского надзора за родами, и многие аспекты дородового медицинского ухода абсолютно никак не влияют на исход беременности, а вот социальная забота о женщинах — влияет.

— Разве люди в прошлом не считали нужным беречь ребенка до рождения?

— Зависело от ребенка. Нужен он был или нет. И я не знаю, называли ли ребенка в животе ребенком вообще. Это, к слову, прекрасный вопрос для исследования. В любом случае, в течение большей части истории человечества женщины были беременны. Просто. Без наблюдения и попыток манипуляций со стороны. Новая жизнь относилась к божественному — ее давал бог, а не врач.

— Сейчас есть УЗИ, амниоцентез, другие процедуры…

— … которые влекут за собой решения и действия, которые исторически решались “богом”. Сегодня мы решаем кому рождаться, а кому нет. Мы думаем, что мы отбираем “правильных” людей для рождения и избавляемся от “неправильных”. Мы меняем законный статус плода, уравнивая его в правах с уже рожденными и выросшими половозрелыми людьми. Возможно, мы предотвращаем какие-то страдания женщин и людей вообще, но при этом мы создаем бесчетное страдание людям, которые, возможно, не хотят быть богами и решать кому жить, а кому умирать. Ранняя диагностика беременных лишает некоторых женщин радости обычной счастливой беременности и ожидания новой жизни, предоставив им далеко не всегда верные предсказания возможных болезней и дефектов у еще нерожденного ребенка. Тесты во время беременности заставляют женщин переживать так называемую “временную беременность”, то есть беременность, когда женщина находится в подвешенном состоянии до того, пока все анализы не будут хорошими, и только тогда она сможет почувствовать себя беременной не понарошку. УЗИ во время беременности заставляет женщин строить совершенно иные отношения с “ребенком” по сравнению с женщинами, которые не видят плод. Многие женщины думают, что УЗИ это первое свидание с ребенком, и совершенно ошарашены, когда на них обваливается информация о возможных дефектах у ребенка.

— Но что насчет тех детей, которым, возможно, понадобится экстренная медицинская помощь сразу после рождения? Считается, что наблюдение дает узнать об этом заблаговременно и подготовиться.

— Теоретически это так. Практически, мы хотим знать зачем нужно делать анализы или тесты, повлияет ли это на что-то. Скольким людям помогает заблаговременное знание, а кому это не помогает или кому это вредит. Сегодня все исследования концентрируют внимание на том, кому это помогает, замалчивая о тех, кому это не  помогает или вредит. Скажем, стоит ли помощь одному человеку страданий десяти людей? Готовы ли мы страдать ради помощи кому-то другому? И в этом месте возникает еще один вопрос — что происходит, когда женщина отказывается от предложенных ей услуг по предсказанию абстрактных вероятностей в будущем? Заметьте, что все анализы и тесты всего лишь предсказывают вероятность того или иного события, а не 100% того, что это произойдет. Помимо этого, тесты могут ошибаться, и женщину могут напрасно напугать. Одно дело, когда мы смотрим на абстрактые цифры в исследованиях, другое дело, когда тебя пугают со 100% вероятностью прямо сейчас. Это уже не вероятность, а реалия твоей жизни. Люди от медицины недооценивают бремя страданий женщин от диагностисческих процедур.

Скажем, мы не умеем лечить или предотвращать синдром Дауна. Но почти всем беременным делают анализ на синдром Дауна у будущего ребенка. Зачем? Очевидный ответ — аборт ребенка с синдромом Дауна. Что будет с теми, кто не хочет подвергаться диагностике до родов или не хочет прерывать беременность даже зная, что ребенок родится больным? Будут ли их принуждать делать аборты или лично нести бремя ухода за больным ребенком? Как это повлияет на общий климат в обществе по отношению к больным и инвалидам? Как это повлияет на отношение к обычным детям, если они не отвечают идеям об “идеальных” людях? Вообще какие черты и состояния будут попадать под определение нежелательных? Скажем, если ожирение сочтут нежеланным, будем ли мы абортировать всех, кто будет генетически склонен к полноте?

— К слову, что вы думаете о такой проблеме как невозможность выбора позы в больничных родах? Этот вопрос волнует многих женщин, и совершенно непонятно, с какой стороны подобраться к его решению.

— Я думаю, что это вопрос контроля за женщинами в родах. Роды на спине с задранными под потолок ногами появились для удобства врачей-мужчин, которые принимали роды. Роды на спине — пример медикализации позы в родах. Если исторически женщина сама решала в какой позе ей удобно рожать, ребенок и мать подстраивались друг под друга, компенсируя особенности друг друга, то в наше время врач диктует в какой позе должна рожать женщина. При этом никаких научных обоснований родам на спине нет — положение на спине сужает окружность таза, затрудняет роды и приводит к травмам женщины и ребенка в родах. Если мы вернемся к вопросам кому это удобно и выгодно, то окажется, это выгодно всем, кроме рожениц. У нас существует мифическая вера в опасность женщин, природы и родов в частности. Общество, наука и медицина как социальные явления служат успокоительным бальзамом для укрощения страха стихийности и непредсказуемости природы. Уложив женщину на спину и увеличив количество осложнений в родах, у нас появляется возможность поиграть в спасателей женщины и ребенка от напастей непредсказуемой природы. По сути дела мы проигрываем сценарий, который сами придумали. Самосвершающееся пророчество. Больничная среда и люди, которые там работают, создают условия для патологий родов, в частности, укладывая женщин на спину, что способствует укреплению законности медицинского лечения родов.

— И что с этим делать? Как помочь себе?

— Мне очень нравится идея помогать себе самой. Если вас волнует какой-то вопрос, связанный с медикализацией, важно разобраться в каждом случае отдельно: что это, почему и нужно ли это вам лично. Например, распространенный анализ на синдром Дауна во время беременности. Что вы будете делать с результатами? Зачем они вам нужны? Синдром Дауна никак не лечится. Если вы будете рожать ребенка в любом случае, нужен ли вам этот анализ? Возможно, стоит обсуждать эти вопросы между собой, разбираясь в сложностях процессов, которые происходят в обществе, чтобы решать нужно нам это или нет.

(Продолжение: «Медикализация жизни. Часть 3. Грудное вскармливание» )

Интервью брала Виктория Лебедь
08-02-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

  • Daria Malynova 08.02.2016 в 23:24

    «И я не знаю, называли ли ребенка в животе ребенком вообще. »

    да и сейчас не называют :( эмбрион, а потом плод.

    Войдите, чтобы ответить
    • Anna Rosenblum 14.02.2016 в 02:13

      Сразу вспомнилось: в Евангелии назвали. «Взыграл младенец радостно во чреве моем» — говорит там женщина на шестом или седьмом месяце беременности. Именно это слово, не какое-то отдельное или особенное. Надо, правда, по греческому оригиналу сверить, но вроде бы так.

      Войдите, чтобы ответить
  • tysechka87 11.02.2016 в 20:11

    я-то не понимала, что медикализация так глубоко зашла((( но в каких-то областях сама замечала, обвиняя при это только капиталистический строй, т.е. желание содрать бабла выдумаными диагнозами. А всё началось гораздо раньше…
    П.С. не удержусь и скажу, что балдею от фото на превью этой части))) зачаровывает, особенно рука)

    Войдите, чтобы ответить
  • Елена Петренко 11.04.2016 в 10:44

    *Не логично ли просто убрать токсичные вещества из быта для всех, не только для беременных, вместо того, чтобы создавать головную боль беременным?*

    Ну да, давайте запретим эффективную бытовую химию и вернемся к доисторическим соде и горчице, только чтоб у беременных голова не болела.
    Давайте откажемся от узи и амниоцентеза, ибо на все воля божья, и вообще, бабки наши в поле рожали. Давайте вернемся в средневековье.

    Войдите, чтобы ответить

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети