Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Мария Меженская: “Я умею слышать себя и следовать своему интересу»

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото из архива Марии Меженской
Фото из архива Марии Меженской

Автор интервью, Юлия Горячева: “В моей жизни есть люди, которые вызывают у меня искренний интерес и большое уважение. Таких людей немного, их можно пересчитать по пальцам. Одна из них – это Мария Меженская. Я познакомилась с Машей 3 года назад. В ленте новостей увидела перепост ее статьи «Когда с ребенком тяжело…» и, прочитав ее, поняла, что человек просто озвучивает мои мысли. Захотелось высказать свое восхищение насчет статьи и просто познакомиться поближе. И я написала Маше…

На сегодняшний день Мария Меженская для меня — ориентир в профессии доулы и просто яркая и талантливая личность, о которой захотелось рассказать миру.

В этом интервью мы говорим с Машей о работе доулы, о развитии нового направления  “перинатальная психотерапия” и о необходимости изменений  в   системе  родовспоможения Украины”.

 

— Маша, ты себя позиционируешь как доула, психолог, психотерапевт. Но кто ты в большей степени? В чем разница этих понятий? И в чем их сходство, на твой взгляд?

— Безусловно, я — доула, и во время беременности, и в родах. Вторую свою профессию я бы назвала скорее не психолог, а психотерапевт, и даже перинатальный психотерапевт (то есть психотерапевт, который работает с женщинами во время беременности, в родах и в послеродовом периоде).

Все зависит от того запроса, с которым ко мне пришли. Если запрос на получение информации, например, рассказать, как бывает и почему, что в данном случае возможно сделать с точки зрения медицины и с точки зрения альтернативных подходов, какие есть плюсы и минусы, возможные последствия каждого из решений, их вероятность — то тут, конечно, я доула, которая предоставляет информационную поддержку.
Все остальные частые запросы женщин во время беременности (сложные эмоциональные состояния, имеющиеся страхи, обострившиеся сложности в отношениях, психологическая причина симптомов и так далее) по-хорошему требуют психотерапевтических знаний, умений и навыков. Доула, в рамках своей профессии и своих границ, в данном случае может выслушать и дать эмоциональную поддержку. К сожалению, этого не всегда достаточно. Хотя, безусловно, это лучше, чем ничего.

 

— Как ты поняла, чем тебе стоит заниматься, ведь первое образование, насколько я знаю, юридическое? Как ты пришла к доульству и к психологии? С чего все началось?

— Знаешь, я никогда не жалела, что в моей жизни был период увлечения юриспруденцией. Была даже карьера в этой сфере. Просто был такой этап, созвучный мне — тогдашней. Я изменилась. Очень сильно изменилась. Соответственно, мое любимое дело тоже стало другим.

Изначально все началось с личной психотерапии.

 

— А если не секрет, с каким запросом ты пошла в психотерапию?  В смысле: про что он был, про отношения, про самореализацию? И что было потом?

— Личная психотерапия — про отношения. Потом были тренинги, расстановки. Много, много работы над собой. Потом я сама пошла учиться психотерапии, потому что к тому моменту уже читала труды известных психотерапевтов. И мне многое было понятно и интересно. Учиться пошла, совершенно еще не планируя в дальнейшем работать в этой сфере. Просто потому, что было очень интересно.

Кстати, я вспомнила… Изначально интерес к психологии у меня был еще очень давно. В десятом классе я прочла многие работы Зигмунда Фрейда. Помню, как поражалась тому, что мои родители не могли понять в этих книгах то, что было очевидно мне.

Но вернемся ко времени не столь далекому. Я была в декрете с еще маленьким сыном. Он рос, у меня появилась няня, свободное время,  и еще несколько обучающих программ по психотерапии. Очень интересных для меня. Потом был институт, где я получила второе высшее по специальности "Психология".

Тема беременности и родов увлекла меня параллельно с моим увлечением психотерапией. Года два я просто изучала информацию о беременности и родах. На тот момент — еще не очень понимая, зачем мне эти знания. К счастью, я умею слышать себя и следовать своему интересу. Поэтому сначала просто читала и изучала, без планов и перспектив. Затем начала понимать, что хочу большего, хочу развиваться в этой области, сопровождать роды. Знаковыми для меня на этом этапе были сеанс ребефинга в теме "Творчество" и личная расстановка про мое предназначение, коим оказались и психотерапия, и родовспоможение. Родовспоможение — как основная фигура, психотерапия — как фигура, посредством которой и благодаря которой мое предназначение проявляется.

Важным моментом следования своему пути для меня является тот факт, что я никогда, ни в сфере психотерапии, ни в сфере помощи в родах, не искала клиентов. Не задумывалась о том, как сделать так, чтобы клиенты пришли. Они всегда приходили сами. Изначально вообще даже без какой-либо рекламы и заявления о себе, как о психотерапевте или доуле. Они просто сами находили меня.

 

— Как тебе удается совмещать работу и воспитание детей? Что-то в приоритете или это равнозначные понятия для тебя?

— На данный момент у меня очень мало времени занимает быт — уборка, готовка и прочее, благодаря няне, уборщице, которую я иногда приглашаю, и благодаря помощи мужа. Поэтому все свободное время от работы я могу провести с семьей, не отвлекаясь на быт.

Для меня всегда было важным не количество времени, проводимого вместе, а его качество.

Еще я детей не воспитываю, а просто живу с ними вместе. Это значительно упрощает задачу.

В приоритете. Ты знаешь, очень по разному бывает. Бывает, звонит клиентка, которая только что потеряла ребенка. И… я могу поставить интересы женщины в приоритет по отношению к интересам своего ребенка в этот момент. Но, к счастью, такие случаи бывают не часто. И я стараюсь находить баланс между потребностями моих детей, моими собственными и потребностями моих клиентов. Конечно, в отношениях с клиентами важны границы. В том числе временные и финансовые. И в этом плане у меня все достаточно гармонично. Хотя и зона для роста тоже есть.

 

— Каково это — жить, не принадлежа себе? Я в плане того, что тебя в любой момент, даже ночью, могут сорвать на роды.

— Спасибо тебе за этот вопрос. Сложно. Порой очень сложно. Пожалуй, это обстоятельство — одно из самых трудных в моей работе. Любая другая работа, в которой возможно планирование собственной занятости и гарантированный отдых, хотя бы в ночное время суток, кажется просто идиллией в этом аспекте, по сравнению с работой доулы.
Я делаю прекрасное дело. Я помогаю женщине родить своего малыша, прожить свои роды, обрести свою силу. Я поддерживаю в моменты максимальной уязвимости. Я знаю, насколько важна моя работа. Я слышала это сотни раз из благодарных уст моих клиенток. И я очень люблю свою работу. Я получаю от нее удовольствие, это мое предназначение и то, что я умею делать хорошо.

Однако, это не просто! Не просто постоянно  жить в ожидании звонка со словами «Маша, по-моему, я рожаю». Не иметь возможности отключить телефон ни на собственной психотерапевтической сессии, ни даже занимаясь сексом. Быть в зоне доступа 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Уезжать с праздника собственного ребенка, ломать все семейные планы. Не иметь возможность выехать за город. В любой момент  быть готовой выехать в роды — да, это очень ресурсозатратно.

 

— Каково это — отвечать на звонок в 3 ночи и ехать на роды? Как к этому относится муж?

— Ты знаешь, в 3 часа ночи — это иногда самый простой вариант. Три часа ночи — это значит, что я уже поспала пару часов. И это круто.

Муж сейчас уважает мой выбор. И поддерживает. Но, так было не всегда. Поначалу было сложно.

 

— На сайте mamochek.net где-то полгода назад опубликовали интервью с доулой, готовой сопровождать женщину на аборт с оказанием психологической помощи. Если бы поступил запрос — стала бы ты сопровождать женщину на аборт?

— Запрос женщины "Я хочу сделать аборт, поддержите меня в этом, я нуждаюсь в принятии моих чувств" — это психологический крючок, манипуляция. Тут большое поле для психологических игр и драматического треугольника Карпмана. Я бы точно не стала поддерживать такую игру женщины.

Более живой и честный запрос в подобной ситуации звучит примерно так: "Я беременна и не знаю что мне делать. Отец ребенка против, у меня дети-погодки, нет денег, я — студентка и родители выгонят из дома и тому подобное. Я думаю об аборте. Мне страшно. Помогите мне разобраться".

И, конечно, я помогаю. Не склоняю ни к какому решению. Поддерживаю в тех чувствах, которые есть.  Я с ней в ее страхе, в ее  уязвимости, в ее слабости и в ее силе, в ее боли, в ее надежде, в ее злости, в ее бессилии и отчаянии. И в любом ее выборе.

 

— Благодарю за ответ. Маша, если бы у тебя была возможность, что бы ты изменила в первую очередь в системе родовспоможения?

— Отношение. Отношение к беременной и рожающей женщине. Отношение «сверху». Вертикальная позиция: «Мы лучше знаем —  как надо, как правильно». Ее придерживаются все те, кто «спасает» бедную беременную женщину от ее беременности и ее родов. И, к сожалению, этим грешат даже те, кто учит на курсах подготовки к родам, как нужно “правильно” рожать.

Это то, что точно не изменишь, приняв соответствующий нормативно-правовой акт. Это — в головах. В головах и у беременных женщин, которые имеют иллюзию того, что отдают часть своей ответственности за свое тело и своего ребенка другим людям, в частности врачам. И в головах врачей, которые считают себя экспертами в чужих жизнях.

Я знаю, что может быть по-другому. Пусть пока это – большая редкость. Однако, я наблюдаю варианты здорового сотрудничества взрослой беременной женщины, знающей, «как правильно» именно с ее точки зрения — с врачами, которые готовы уважать ее знание и силу. Да, таких врачей — единицы. Однако, они есть!

Эта ситуация меняется постепенно. И то возможное, что я могу сделать — это просвещение и подготовка женщин к родам. Это — сопровождение «взросления», это то, что я делаю во всей своей деятельности по работе с людьми, независимо от ее названия.

И я – за возвращение института акушерок. Забытого. Потерянного. Того, который сейчас начинает возвращаться.

Мне очень близка акушерская модель ведения беременности и родов. Мне бы очень хотелось, чтобы в Украине беременность и роды вели акушерки, как во всех развитых странах мира. Есть множество исследований, доказывающих, что именно акушерская модель медицинского ухода является оптимальной. Мне изнутри известно,  как и почему это происходит. Это то, что я бы хотела изменить.

 

— Есть мнение,  что люди, выбравшие для себя работу в помогающих профессиях, должны всю жизнь учиться и совершенствоваться в выбранном им направлении. Ты разделяешь это мнение? Если да, можешь поделиться своими планами на будущее? В какой области  продолжаешь свое развитие: в доульстве,  в психотерапии? Может еще в чем-то нашла себя?

— Я не разделяю это мнение именно как мнение о «долженствовании» учиться. Моя позиция: «мотивация там, где интерес».  Я не прекращаю свое обучение. Но не потому что должна. И не для того, чтобы стать более совершенной. А просто потому, что мне  интересно.

Как раз сейчас я прохожу обучение в сфере психотерапии и в сфере акушерства, о котором раньше мечтала. Поскольку именно это мне интересно на данный момент. Когда закончу, возможно, появятся новые желания и цели.

 

— О чем мечтаешь? Что видишь своей главной миссией в будущем?

— Смотри,  какую мы имеем ситуацию на данный момент.

Сегодня существует психотерапия, у которой есть знания, умения и навыки о том, как работать с клиентами при обращении с любым запросом. Все то, что человек хочет изменить в своей жизни, возможно изменить. Психотерапевты годами оттачивают навыки присутствия в контакте, навыки замечать и осознавать все то, что происходит, навыки построения интервенций, не говоря уже просто о знаниях о психике и психических процессах, которые необходимы для того, чтобы работать с психологическим запросом любого человека. Однако, ни в одном направлении психотерапии нет специализации по работе с беременными и женщинами в послеродовом периоде. Есть специализации по семейной психотерапии, по работе с симптомами, по работе с темами сексуальности. Однако, знаний об особенностях беременного состояния, родов и послеродового периода, к сожалению, нет. И я часто сталкиваюсь с тем, что женщина, у которой есть свой психотерапевт, забеременев, находит меня.

И с другой стороны, в настоящее время есть много специалистов в перинатальной сфере: перинатальных психологов, доул, перинатальных консультантов, консультантов по грудному вскармливанию, которые, увы, очень в малой степени знакомы с психотерапевтическими знаниями, умениями и навыками.

Если говорить в терминах “мечты”, то я мечтаю  “построить”  мостик между этими двумя мирами. И развивать  новое, на мой взгляд, очень важное  понятие и направление: “перинатальная психотерапия”.

11-04-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети