Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Свой круг силы

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Фото из архива Марины Копыловой
Фото из архива Марины Копыловой

Интервью с Мариной Копыловой — об успехе и признании, о ресурсах, которые мы имеем, а также о критике и поддержке.

— Марина, ваша заметка в Живом Журнале собрала 70 тысяч просмотров за день. Что это был за материал?

— Это был рассказ о жителе моего города. Он вяжет свитера. С моей точки зрения — довольно простые свитера в технике интарсии, то есть обычной смены цвета на больших участках вязания. Он придумывает картинку и вывязывает ее. Картинки он делает под какую-то цель. Например, если он собирается в поездку в соседний город, то вяжет свитер с изображением какой-нибудь достопримечательности из этого города. Он поставил себе целью связать сто свитеров, ему осталось всего четыре.

— Как вы думаете, с чем связан такой интерес к посту у читательниц?

Я думаю, что там было много разных причин. Во-первых — это вяжет мужчина. Во-вторых он вяжет довольно простые фасоны. Тем не менее, он знаменит в определенных кругах, то есть его свитера выставлялись в музее American Visionary Art Museum. Мне лично захотелось рассказать про него именно потому, что его свитера все-таки очень узнаваемые. То есть я, как вязальщица, узнаю его по свитеру. То есть на уровне “иду по магазину, рассматриваю нитки — о, свитер как у Сэма Барски, поднимаю глаза — точно, он”.

— Возможно, в какой-то степени успех поста вызван завистью к чужой славе?

— Определенно, часть внимания к его вязанию — это некая ревность посвященных. В сообществе, где я опубликовала копию сообщения, много очень хороших специалисток. Они вяжут, учитывая изгибы фигуры, подбирают под это нитки, модифицируют узор, и узоры бывают очень сложными. Их работы в самом деле для меня выглядят как произведения искусства. В его же работах нет особо детального подхода к вывязыванию формы свитера. Часть вязальщиц задумалась, насколько хорошие нитки могут быть доступны для героя сюжета, учитывая его место жительства. Отсутствие возможности купить себе нитки нужной толщины, состава, цвета часто является больным местом: нет ниток в магазине, страшно покупать без возможности потрогать или элементарно дефицит денег. Часть людей отреагировала на его обычную внешность. Им хотелось, чтобы свитера были на ком-нибудь красивом и сказочном. Ну или хотя бы на хорошо отфотошопленном.

— То есть это не слишком привлекательный мужчина, который вяжет довольно заурядно, но при этом он знаменитость. Учитывая, какой перфекционизм воспитывают с детства в женщинах по поводу их внешности и результатов их труда, нетрудно понять взрыв эмоций. Как вы считаете, в чем секрет успеха Сэма Барски?

— Мне кажется, что один из моментов — это среда. Ты не представляешь, сколько раз мне говорили, что я очень талантлива, посмотрев на мой свитер. Я им пыталась объяснить, что это навык, просто навык — как умение есть ложкой или вилкой, но в Америке в это не верят. Они думают, что раз ты вяжешь!! и это можно принять за магазинное изделие — то ты гениальна. То есть люди в вопросе признания чьих-то достижений гораздо более щедры и доброжелательны. Во-вторых мне кажется важным то, что у него есть ресурсы. То есть хотя в США нитки для вязания довольно дорогие по сравнению с готовой одеждой, но все-таки нитки на хороший свитер — дорогие нитки — стоят меньше чем один день работы. И, по моему опыту, их очень легко купить или даже заказать, чтобы тебе их спряли и окрасили. А связать свитер занимает гораздо больше часов, чем один рабочий день, и соответственно, работа вязальщицы оценивается значительно выше чем стоимость расходных материалов. В-третьих мне кажется, что для такого хобби в таких количествах — а он планирует в этом году связать четыре свитера и свитер занимает у него около месяца — нужна довольно предсказуемая жизнь, без ежедневных авралов на работе или маленьких детей, которые могут залезть в нитки или заболеть в самый неподходящий момент.

— Значит, все дело в ресурсах? Свободное время, свободные деньги, доступ к материалам. Что еще? Правильная реклама?

— В последнее время мне все чаще кажется, что так и есть. То есть гениальность может быть в каждой из нас, но для того, чтобы это заметили и стали обсуждать, особенно чтобы это стали обсуждать люди, от чьих решений что-то вообще зависит — должен быть доступ к этим людям. Кто-то должен принять решение, что вот с этого момента — да, мы выставляем тебя в музее, потому что то, что ты делаешь, заслуживает внимания. То есть в целом это в некотором смысле разговор о роли личности в истории. Если бы его работы не оказались в том музее, то чьи бы оказались? Насколько то, что мы видим в музее, лучше чем то, что там не присутствует? Если бы мы могли объективно собрать все вязанные в этом стиле свитера за этот год и выбрать — что бы мы выбрали? В целом, если мы посмотрим на историю, то увидим что люди, чьи имена мы знаем — художники, писатели, поэты, философы — часто имели время для того, чтобы заниматься тем, чем они занимались.

— И входили в некий круг людей, знающих и ценящих друг друга, ссылающихся друг на друга. Можно сказать в сообщество кругового пиара.

— Да, в значительной степени это было так. Люди вокруг могли не быть твоими друзьями, но непременно должны были иметь возможность каким-то образом “повысить твою посещаемость”. Мне кажется, что это одна из важных составляющих успеха.

— Мне пришло в голову сейчас, что в обществе не приветствуется стремление женщин поддерживать и продвигать друг друга. Скорее наоборот — культивируется конкуренция. Все эти рассказы про “несуществующую” женскую дружбу, собирательный образ подруги, которая непременно “уведет мужа”, если подпустить ее чуть ближе… А ведь это наверняка отражается и на деловых интересах. Вместе продвинуться легче чем по одиночке.

— Да, скорее всего. Если посмотреть на женские сообщества, которые были созданы в том же Живом Журнале или ВКонтакте, например, Лялечка или #щастьематеринства, то станет ясно, что женская взаимоподдержка может творить чудеса, если дело касается проблем и трудностей. Но когда речь заходит об успехах, тут включается повышенная критичность. Нам тяжело дается восхищение не только другими женщинами, но и собой, и даже своими детьми. Во всяком случае громкое и откровенное восхищение, а не то, которое молчаливое и в глубине души.

— Что с этим делать, как вы считаете? Есть ли шанс изменить ситуацию?

— Мне кажется, что мы можем сознательно решить, что мы хотим изменить это и начать тренироваться, нарабатывать навык — то есть просто откровенно кого-то хвалить каждый день. Это трудно. Я пробовала, — улыбается. — Но это можно делать. И когда хочется добавить “конструктивной критики” — поймать себя за язык и не добавлять. Вот прямо вот так — взять и замолчать перед тем самым “но”, которое у нас уже вырывается.

— Считаете, критика не нужна вовсе?

— Я думаю, что в разговоре с равными — не в условиях, когда мне платят деньги за то, что я кого-то критикую — критиковать других в целом довольно неприлично. То есть, глядя на блузку подруги, мы можем думать про себя, что желтый цвет ей бы пошел больше голубого. Но если мы уже вышли на улицу, рассказ о том, что ей может быть стоило бы переодеться, не принесет ей никакой радости, к тому же она все равно не переоденется на улице. Но мы ей можем основательно испортить настроение. Поэтому да, я думаю, что с критикой надо быть осторожной, даже когда это про цвет блузки и в целом не очень важно. Когда же мы дотрагиваемся до более тонких вещей — те же свитера, которые принесли Сэму Барски известность — сколько из нас смогут удержаться и не начать рассказывать про то, что вязать надо красивее, на более тонких спицах и более крутыми нитками, с более изящным узором, освоив предварительно построение моделей свитера для мужчин среднего возраста с обычной фигурой? И когда мы все это вывалим на подругу, возможно, она не станет вязать больше никогда, а не то что начинать вязать свой сотый свитер, проникшись нашей умной речью. Все-таки наши проекты должны быть нам по силам и приносить радость, чтобы мы ими могли заниматься. А то, что каждая из нас делает лучшее из возможного для себя — это очевидно. “Можно было сделать лучше” — всего-навсего манипуляция,  которая мешает нам насладиться моментом и победой. Замечая успехи и достижения — свои и подруг, рассказывая о них, мы создаем опору для себя. Свой круг поддержки, свой круг силы.

Интервью брала Виктория Лебедь
29-04-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментарии:

  • Polina Drobina 29.04.2016 в 14:09

    спасибо за эти важные слова о поддержке и критике

    помню однажды я перестала печь сладости на целый год из-за того что меня вот так любя покритиковали. ГОД я потеряла год( а могла бы сейчас на целый год больше иметь опыта

    Войдите, чтобы ответить
  • Marina Kopylova 29.04.2016 в 16:45

    Меня покритиковала знакомая за мои видео. Потому что она профессионал, художник, в театре работала и знает, что качество должно быть гораздо круче!!

    Я потом не снимала ничего месяц.

    Войдите, чтобы ответить
  • Юлия Демакова 29.04.2016 в 21:23

    дадада
    прям под каждым словом подписываюсь

    и эта «критика» охренеть как влияет, и надо дофига сил вложить, чтобы минимизировать её влияние, и не факт, что получится.

    всё интервью — отличная иллюстрация того, ЗАЧЕМ нужно так тщательно выбирать выражения, и почему своё мнение полезно держать при себе.

    Войдите, чтобы ответить

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети