Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Хамо-мама

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Кадр из фильма  Роберта Стромберга "Малефисента" 2014 г.
Кадр из фильма Роберта Стромберга "Малефисента" 2014 г.

Я всю жизнь была пай-девочкой. Завоспитанная родителями до потери пульса, я пошла в школу, зная одно-единственное слово для припечатывания недругов — «плохой».

К выпускному я, конечно, научилась аккуратно материться, предварительно осмотревшись по сторонам. Но это была всего лишь мимикрия под крутых дерзких девчонок, умеющих поставить на место любого обидчика. Домашний ребёнок…

Говорят, убрать последствия чрезмерного родительского рвения можно только на кушетке психотерапевта. Я знатно раскрепостилась и заматерела, толкая перед собой детскую коляску.

Осень. Склизкие плешивые газоны обильно усеяны собачьими какашками. Сыну 1,8. Он подвижный трудноуправляемый мальчик. Катит перед собой кукольную коляску-трость. В коляске сидят танк и кусок кирпича. Его заносит на газон. Вуаля — и вот он смачно прокатывает коляску по свежей куче, вступает следом сапожками, замечает это и начинает очищать колёсики ручками. 1,5 секунды — и ребёнок весь в дерьме.

У меня вскипают слёзы отвращения. Вытряхиваю из рюкзака влажные салфетки, соображаю, что для начала лучше бы стянуть с него перчатки — пока не дотронулся до лица. Бросаю салфетки, срываю перчатки, понимаю, что их некуда деть (не в карман же), судорожно ищу пакетик. Нахожу, прячу перчатки, параллельно контролируя ребёнка, чтоб не трогал изгаженную обувь и коляску голыми руками. Вытираю коляску и сапоги, отвожу сына в сторонку, выдыхаю — и обнаруживаю себя с полным кулаком говняных салфеток. Вокруг ни одной урны.

И я при всём при этом всё ещё человек, которому воспитание и отношение к окружающей среде не позволяют бросить эту дрянь на землю. Вспоминаю, что урн не будет ещё где-то с километр — в любом направлении.

И что делать?

Решаю спрятать салфетки в опустевшие клумбы-чаши, которые местное население без зазрений совести и так уже превратило в мусорки. До них метров 15.

Ребёнок на корточках увлечённо колупает прутиком лужицу. Вокруг никого — утро, туман, противная изморось, пешеходный маршрут. Тащить его за собой бессмысленно и как-то жалко: я на взводе, того и гляди сорвусь. Кроме того я, кажется, напугала малыша своей нервной суетой и перекошенным лицом.

Кенгуриным прыжком перемещаюсь к клумбам, выбрасываю гадость и возвращаюсь, успокаиваясь на ходу.

Из тумана твёрдой походкой выплывает ухоженная дама элегантного возраста и с азартом профессиональной скандалистки бросает мне, кривя губы: «С кем гуляет ребёнок — непонятно!»

И тут во мне жалобно тренькнула какая-то струна. Какая-то терпеливая кроткая струнка, вокруг которой виноградной лозой годами вилась моя застенчивая безголосая натура, лопнула. «Пошла на х..!» — на мой яростный рык даже отозвалась насмешливым карканьем местная ворона. Дама присела, как испуганная лошадь, и улизнула прочь, нервно хихикая и причитая.

А я поправила ребёнку шапку, улыбнулась и поехала с ним в магазин за новыми перчатками, чувствуя себя восхитительно окрылённой чёрными вороньими крыльями.

Анастасия Исаева
16-03-2016
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети