Перейти к мобильной версии
Материнство это работа

Две беременности, два мира

Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники
Женщина с коляской
Фото Алёны Юхнович

Дисклеймер. Этот материал – описание личного опыта. Героиня не ставит перед собой цели кого-либо уговорить совершить некие действия  или отговорить от чего-то. Цель – показать, что ТАК тоже бывает. И такой подход имеет право на жизнь.

…Моя первая беременность была невероятно прозаичной: я думаю, очень многие матери пережили что-то подобное в той или иной мере. Забеременела запланировано, но так уж вышло, что сразу после институтского цикла акушерства. У меня в голове сидел четкий алгоритм действий, которые совершает «правильная» беременная женщина. Сначала, мол, надо встать на учет. Потом выполнять все рекомендации. Потом поехать рожать. Разумеется, в роддом. Куда же еще?!

Увидев две полоски на сроке 4 акушерские недели и недель в 5 сделав платное УЗИ (у мамы была внематочная и у меня есть страх по этому поводу, хотя факторы риска и обошли стороной), я как праздника ждала дня постановки на учет. О, как важно мне было, чтобы учли! Чтобы завели специальную карту. Так и подмывает добавить: «Чтобы все как у взрослых». На момент первого посещения ЖК я уже плотно сидела на синтетическом прогестероне: врачица, делавшая УЗИ, поставила диагноз «угроза прерывания». И я побежала в аптеку.

Заранее записавшись, я пришла с талончиком в консультацию, ответила на стандартные вопросы, стандартно залезла в кресло. На следующее утро мне сказали прийти, чтобы взять материалы (тоже в гинекологическом кресле) для анализа. Я послушно пришла. А вечером закровило… И я, разумеется, побежала сдаваться дежурному врачу, которая отправила меня на кресло. Обнаружив кровь (неожиданно?), мне предложили полечиться стационарно. Согласилась. Приехал муж, мы собрали минимум вещей и своим ходом (метро, маршрутка и минут 10 пешком) поехали в больницу. В заведенной истории болезни написали, что привезли меня на скорой помощи. Просидев три часа в приемном покое, я ЧЕТВЕРТЫЙ РАЗ ЗА СУТКИ оказалась в гинекологическом кресле. Потом, в том же приемном покое, вагинальным датчиком сделали УЗИ. Способствует ли сохранению беременности такое частое залезание внутрь? Не знаю достоверно, но не уверена. О том, что за рубежом на малых сроках вообще не пытаются сохранять, я узнала значительно позже.

Продолжая после выписки исправно ходить в ЖК и стабильно чувствуя себя неизлечимо больной, я принимала лекарства всеми возможными способами аж до самого момента родов. Еще дважды лежала и сохранялась. Наименований лекарственных средств я насчитала 17 (семнадцать!). От фолиевой кислоты и витаминов до кортикостероидов. Мне из-за отеков запрещали пить больше литра в сутки. Дело было жарким летом (часто было больше +30), врачи говорили о том, что надо – просто НЕОБХОДИМО — считать диурез. Никто не делал скидку на то, что живой человек в жару обильно потеет и может с потом выделять больше литра жидкости. Водой считались фрукты и суп, а также, разумеется, отвар брусничного листа и почечный чай, которые мне неделю за неделей выписывали в ЖК от отеков. Собственно, на саму воду места и не оставалось. Кроме отеков проблем не было: идеальное УЗИ, идеальная КТГ, ребенок развивался в соответствие со сроками.

Интересно о питьевом режиме пишут доктора медицинских наук в учебниках, по которым, собственно, преподают в медицинских институтах.

Айламазян в своей книге, в разделе, посвященному гестозу и лечению различных форм гестоза, утверждает, что «лечение (отеков – прим. автора) заключается в создании спокойной обстановки, назначении белково-растительной диеты. Ограничение соли и жидкости не требуется». Как нам говорили, по учебнику Айламазяна учат в Санкт-Петербурге.

Нам (Москва) в библиотеке выдавали учебник Савельевой. Ее мнение по поводу лечения отеков такое: «Белково-растительная диета (количество соли до 8 г/сутки, жидкости до 1200-1500, разгрузочные дни), bed rest, иглоуказывание, электротранквизизация, фитосборы (микстура Шарко), настойка пустырника, валерианы; один из препаратов: триоксазин, реланиум, нозепам, радедорм».

У меня ощущение, что лечат жительниц разных планет, а не разных городов.

Чтобы чрезмерно не растягивать эту статью, напишу лишь, что в результате многомесячного лечения диагноза «беременность» произошло спасительное родоразрешение. Короче, я родила здорового ребенка, вес которого на полкило отличался от спрогнозированного по УЗИ.

Во вторую беременность, такую же запланированную, в ЖК я не была ни разу. Также после теста с двумя полосками записалась на платное УЗИ, где врач сказала, что у меня теперь два сердечка. А в остальном я продолжала обычную жизнь обычной – просто беременной – женщины. Гуляла столько, сколько хотелось, ела то, что хотелось, пила по жажде, кормила старшего ребенка грудью и никуда не спеша готовилась к появлению нового человека и налаживанию тандема. Сдала экзамен и получила сертификат консультанта по грудному вскармливанию. Раз в триместр ходила на УЗИ. Готовилась к домашним родам, готовила к ним и окружающих. Подруга приходила ко мне пару раз с фетальным допплером: слушали мое второе сердечко. Роды прошли так, что особо нечего рассказывать: ну, родила, да. Тихо, спокойно, быстро и мужу в руки.

Итог первой и второй беременностей – здоровые дети – отличался мало. Разница же в ощущениях колоссальна. Больная залеченная пациентка, у которой капельницами и бесконечными анализами исколоты вены — и женщина, ждущая ребенка.

Дарья Малынова
08-10-2015
Поделиться в сети
  • facebook
  • ВКонтакте
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Комментариев пока нет, будьте первой.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите через профиль социальной сети